Можно ли простить врага? - Бог простит! Наша задача организовать их встречу.
Автор: Ameli Min
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Франсуа Тьерри, Вивьен Беар, Кристоф Беар
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма
Предупреждения: Секс с несовершеннолетними
Размер: Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус: закончен

Описание:
Сквозь раскрытое окно проникал легкий летний ветер. Он колыхал прозрачные шторы, шевелил пламя свечей и светлые волосы мальчишки, что лежал сейчас под шелковым покрывалом на рояле.
Публикация на других ресурсах:
только с разрешения автора
Примечания автора:
Это более чем внезапно. Изначально планировался фэндомный текст, но в последний момент судьба распорядилась по-своему.
Сказка, не иначе.
0_о [3]
Ludovico Einaudi – Monday



Сквозь раскрытое окно проникал легкий летний ветер. Он колыхал прозрачные шторы, шевелил пламя свечей и светлые волосы мальчишки, что лежал сейчас под тонким шелковым покрывалом на рояле.

- Франсуа, ты опять фальшивишь, - тихо проговорил он, поднимая голову и протягивая руку, чтобы перевернуть нотный лист. – Ты играешь эту мелодию уже в сотый раз, но все так же продолжаешь делать ошибки. Соберись, иначе отец заподозрит, что ты в его отсутствие совершенно не занимаешься музыкой.

И мальчишка снова положил голову на руки. Блестящий белый шелк, струясь по бледной коже, едва прикрывал его обнаженное тело до ягодиц. Светлые волосы падали на глаза, но в такой момент ему не хотелось шевелиться. Он наслаждался музыкой, что лилась из-под длинных тонких пальцев его возлюбленного.

Вивьен лукавил. Франсуа отлично играл на рояле. Юноша с легкостью повторял самые сложные произведения и даже иногда сам сочинял, но осторожность никогда не была лишней. С тех пор как Вивьен оказался в постели этого волшебника музыки, он стал более внимательно относиться к тому, чтобы занятия Франсуа проходили как можно интенсивнее. К тому же во время уроков он мог находиться рядом с другом под предлогом непреодолимого желания обучиться игре на рояле. На самом же деле его интересовал лишь этот статный молодой человек в костюме, что сейчас играл потрясающей красоты сонату. Накануне отец уехал в город по срочному делу, оставив их вместе вдвоем.

Мать Вивьена – Жизель Беар, молоденькая актриса, уже второй год путешествовала по миру, присылала письма, полные восхищения той или иной страной, справлялась о здоровье своего мальчика и просила отца почаще целовать Виви перед сном. В такие дни, когда приходило очередное письмо, отец надолго запирался у себя в кабинете и не выходил оттуда до конца следующего дня.

Время шло, мальчик рос и нуждался в материнской любви. Несколько раз мужчина приводил в дом каких-то незнакомых женщин, но Вивьен выказывал им свое недовольство и порой даже устраивал скандалы. Он не хотел видеть кого-то в своем доме. Кого-то, кто должен был заменить ему мать.

Кристоф Беар был преподавателем игры на фортепиано в элитном музыкальном колледже, и очень часто к нему домой приходили его ученики на дополнительные индивидуальные занятия. Уроки оплачивались более чем хорошо, поэтому отец с сыном не бедствовали. В один из таких уроков Вивьен и встретил Франсуа.

Если бы не очередной скандал, который устроил мальчишка отцу из-за новой кухарки, то возможно они никогда не пересеклись бы, но… Видимо, это было именно то, что называют в народе судьбой. Пятнадцатилетний подросток Вивьен был очарован будущим выпускником музыкального колледжа, девятнадцатилетним студентом по имени Франсуа Тьерри. Все случилось внезапно, быстро и страстно, стоило только отцу отлучиться ненадолго в сад. Когда же Франсуа очнулся от сладкого поцелуя, мальчишка уже сидел у него на коленях, забираясь пальцами в темные волнистые волосы, осторожно касаясь его лица губами и улыбаясь. Франсуа жил в соседней деревне и не имел возможности посещать дополнительные занятия у мсье Беара, вследствие чего отец настоял на том, чтобы Франсуа на время учебы поселился в семейном особняке Беар, и брал дополнительные уроки без ущерба для семейного бюджета Тьерри.

Отношения развивались стремительно. Мальчишка всячески оказывал внимание юноше, сталкиваясь с ним в коридорах особняка, в саду, иногда предлагая провести время возле пруда. Встречи случались на конюшне, в зале для занятий, где стоял старинный отцовский рояль, где угодно, ежели того хотел Вивьен.

А спустя какое-то время они переспали. Мальчишка пришел к Франсуа под покровом ночи, не стыдясь ничего, разделся догола и улегся рядом с парнем, который совсем не ожидал такого поворота событий. Вивьен шептал порочные слова на ухо своему любовнику, прижимался обнаженным телом и просил ласки. И Франсуа не выдержал.

Почти до самого рассвета они предавались любви, а Вивьен старался не обнаружить себя в спальне Франсуа, отчаянно зажимая рот ладонями, но даже так он не мог сдержать стоны, которые вырывались из горла от ласк, что дарил ему юноша.

А сейчас мальчишка лежал на рояле, наслаждаясь музыкой. Юноша играл очень вдохновенно, сидя с закрытыми глазами, но иногда посматривая в ноты, чтобы не сбиться. Длинные изящные пальцы нежно касались клавиш. Вивьен в очередной раз протянул руку, чтобы перевернуть лист. Совсем рядом стояли тяжелые канделябры, в которых горели длинные свечи. Желтый воск крупными каплями сбегал по их ровным бокам, застывая почти у самого подсвечника, образуя причудливые узоры и образы. С левой стороны стояли два бокала, до половины наполненные красным вином. Мальчик лично выпросил это вино у отца под предлогом того, чтобы отметить окончание учебного года в колледже. Мужчина охотно согласился и даже предложил ему отметить это дело вдвоем с Франсуа. А потом мсье Беар уехал.

Легкий июньский ветер шевелил тонкий тюль, ласкал обнаженное тело и заставлял трепетать пламя свечей. Голова кружилась от выпитого вина и потрясающей музыки, что сейчас разливалась по залу, в котором они находились.

- Ты не устал? – Вивьен потянулся, отчего покрывало сползло, оголяя его тело полностью. Ему безумно нравилось смущать своего друга. Франсуа до сих пор краснел, когда видел его без одежды. Мальчишеское тело было слишком нежным и хрупким.

- Ви, если ты хочешь спать, то я могу тебя отнести, - не отрываясь от игры, смущенно промолвил юноша, но мальчик лишь покачал головой.

- Я лягу спать только вместе с тобой, Франсуа.

- Но твой отец… он может вернуться в любой момент.

- Плевать. Через четыре дня мне исполнится шестнадцать. Я вырос без матери и хочу устроить свою жизнь так, как требует мое сердце. А сердце мое требует тебя, Франсуа.

И мальчишка, словно змейка, грациозно спустился со своего ложа, подцепив для приличия шелковую ткань, и завернувшись в нее наподобие римских патрициев. Юноша продолжал играть. Когда же губы коснулись его шеи, Франсуа вздрогнул и едва не потерял нить игры, но вовремя взял себя в руки, продолжая наполнять помещение печальными нотами. С упоением он касался черных и белых клавиш, создавая настоящие шедевры, которые разносились по большому залу и улетали в открытое окно. Прислуга уже давно спала по своим комнатам, и некому было за ними шпионить.

- Я люблю тебя, Франсуа. Я хочу быть с тобой.

- Ты еще совсем юный. В тебе говорит глупость.

- Ты хочешь рассердить меня? – и мальчишка ухвати зубами мочку уха парня, слегка потягивая ее вниз. Франсуа глубоко вздохнул, кусая губы. – А что если я скажу отцу, что ты приставал ко мне? Домогался!

- Ты жесток.

- Тогда будь со мной. И хватит уже бренчать на этой развалюхе! Я хочу тебя, мой милый Франсуа!

Юноша остановился. В зале тут же стало тихо. Слышно было лишь, как в саду стрекотали кузнечики, а далеко в озере переговаривались лягушки. Франсуа развернулся и тут же поднялся, оказываясь перед мальчишкой, что придерживал покрывало одной рукой.

- Я не должен этого делать с тобой, ты еще слишком юн.

Вивьен нахмурил тонкие бровки. Ему совершенно не нравился ответ своего любовника. Впервые в жизни Франсуа отказывался уложить его на постель и подарить мгновения блаженства от поцелуев, ласк и умопомрачительной любви, которой они всегда занимались тайком. Сейчас же в доме не было никого, кроме них двоих, и Вивьену хотелось испытать это на его собственной постели, не сдерживая стонов, не прячась и не дергаясь от каждого шума за дверью. Он привстал на носочки, обвивая руками шею любимого. Шелк мягко соскользнул на пол.

- Я люблю тебя, Франсуа, не огорчай меня.

И юноша не смог устоять перед таким соблазном. Подхватив мальчишку за талию, он прижал Вивьена к себе, принимаясь страстно целовать любимые губы. Легкая кислинка граната играла на языке мальчишки, дразня еще сильнее, разжигая внутри бесовское пламя. И уже не было сил отказаться от этого юного, хоть и порочного тела, от этих голубых глаз, что смотрели с тоской, от губ, которые в моменты страсти оставляли влажные следы на шее и всем остальном теле.

- Франсуа, давай выпьем за твою учебу. За успешный год, за то, что ты столь потрясающий музыкант!

Юноша чуть повернулся и, протянув руку, взял один из бокалов. Вино играло темным бордовым оттенком в ярком пламени свечей. Затем он поднес бокал к губам Вивьена.

- Ты первый, мальчик мой. Из моих рук.

И мальчишка принялся пить вино. Медленно, небольшими глотками, которые чуть пощипывали горло, теряя бесценные капли, которые падали на обнаженное тело. Когда же бокал был пуст, Франсуа уронил его на сидение, припадая к красным губам возлюбленного. И теперь вино в полной мере ощущалось на собственном языке, ласкающем шаловливый язычок мальчишки.

Пальцы, что некоторое время назад прикасались к клавишам благородного музыкального инструмента, теперь путались в светлых локонах, сжимали их, и тут же отпускали, чтобы дотронуться до гладкой ровной спины, пройтись вдоль позвоночника, погладить тонкую талию и обхватить бледные ягодицы.

Вивьен чувствовал собственное возбуждение. Полбокала изумительного бургундского вина затуманили его голову еще сильнее, расслабляя, освобождая от стыда совершенно. Не задумываясь, он чуть отстранился, принимаясь расстегивать пуговицы на жилетке любовника, а затем и на рубашке. Ладошки оглаживали грудь возлюбленного, спускаясь чуть ниже, на талию. Когда же Вивьен принялся расстегивать брюки, Франсуа шумно вздохнул.

- Что ты делаешь?

- Только то, что хочу. Разве тебе неприятно? Это вино такое забавное, оно вскружило мне голову. Оно заставляет желать тебя, Франсуа!

- Это неправильно… Твой отец… вернуться… - томно выдохнул юноша, когда мальчишка бесстыдно освободил его возбужденный орган от оков одежды. – Ви… что ты творишь…

Но мальчишка не ответил ему, осторожно потираясь щекой о свою «игрушку». Он водил язычком по всей длине твердого члена, несмело брал его в рот. Обхватывая губками головку, Вивьен касался ее кончиком языка, заставляя Франсуа сжимать его волосы и стонать от удовольствия. Собственное тело реагировало на эти звуки не менее красноречиво, отзываясь тянущими ощущениями внизу живота. Опустив руку, мальчишка гладил свой орган, который тоже просил ласки и удовлетворения.

- Ви… я…. сейчас… больше не смогу…

Но мальчишка остановился чуть раньше. Улыбаясь, он лизнул напоследок налитый кровью член и приподнялся. Тут же развернувшись, он прижался ягодицами к телу Франсуа, отчего тот, словно зверь, вцепился и его бедра, буквально насаживая Вивьена на свою эрекцию.

- Какой ты нетерпеливый! – шепнул мальчишка, слегка двигая бедрами, пристраиваясь поудобнее. – Пойдем в спальню?

- К черту спальню, я хочу тебя прямо здесь! – зарычал юноша ему в ухо. Пальцы с силой впились в бедра, а зубы прикусили тонкую кожу шеи, оставляя на ней серьезные отметины. Но сейчас их обоих это не волновало. Страсть, разгоревшаяся словно пожар, захватила обоих.

- Нет-нет, здесь нельзя. Я хочу в постель… - прошептал Вивьен, делая шаг вперед, разрывая контакт. Обернувшись, он увидел чудовищный взгляд. Франсуа был на взводе. – Пойдем со мной, мой друг… - и мальчишка сделал еще шаг к выходу.

Кое-как они добрались до спальни. На ходу стягивая одежду с Франсуа, Вивьен не прекращал целовать любовника, прижимаясь к нему всем телом, распаляя еще сильнее. В коридорах особняка было темно и пусто. Мягкие ковры скрадывали торопливые шаги и тяжелое шумное дыхание. Никто из них даже не подумал о том, чтобы захватить канделябр. Стараясь не упасть, они на ощупь добрались до спальни Вивьена, вваливаясь в комнату. Открытое окно, полумрак, тихое пение ночных птиц – все это делало обстановку более чем романтичной.

- Я хочу вина, - вполголоса проговорил Вивьен, отдаляясь от любовника на достаточное расстояние.

- Ты издеваешься?

- Оно понравится тебе, вот увидишь. Это вино отец привез из Италии. Настоящее Canti Merlo.

- Я не хочу вина!

- Не торопись.

Во тьме звякнули бокалы, и Франсуа услышал звук льющегося напитка. Мальчишка оказался рядом с ним неожиданно.

- Держи. Только выпей до дна.

И юноша, не задумываясь, опрокинул в себя целый бокал красного полусухого. У вина был восхитительный аромат розы. Дрожащее тело тут же приникло к нему, начиная ластиться, подставляясь под ласки, поцелуи и горячее дыхание.

- Ви…я сойду с ума… хочу тебя…

- Все в твоих руках, Франсуа.

Резко толкнув мальчишку вперед, юноша начал наступать на него, взирая на обнаженное тело подобно быку. Он жаждал прикоснуться к бледной коже, ощупать ее, проникнуть в самые тайные места, вызвать громкие стоны и наконец-то ощутить себя внутри этого горячего тела.

Мальчишка сам забрался на постель, укладываясь на спину, широко расставляя ноги. В этот момент Вивьен сам себе неожиданно напомнил одну из шлюх, которую ему довелось однажды увидеть в окно местной забегаловки. Бесстыжую непристойно сношали на старом деревянном столе двое грязных рыбаков. А сейчас он точно также лежал перед Франсуа и безумно желал, чтобы парень скорее взял его – можно грубо, по-мужски, но только скорее. Все тело горело и требовало действий. В сосудах вместо крови текло итальянское вино.

- Ну, чего ты стоишь! Давай уже, Франсуа! В доме никого нет, поэтому я буду громко стонать! – развязно протянул Вивьен, чуть приподнимая бедра, принимаясь гладить свое тело.

Франсуа, еще какое-то время сомневающийся в правильности своих действий, внезапно сорвался с поводка аристократичного молодого человека, едва почувствовал свободу в действиях. Нависнув над юным телом, он вцепился в тонкие запястья, вжимая их в постель.

- Ты сам напросился.

Юноша принялся покрывать поцелуями тело мальчишки, прикусывая нежные чувствительные соски, стараясь оставить на бледной коже свои следы, собственнические метки. Отпустив руки Вивьена, Франсуа оглаживал нежное тело, подбираясь ближе к напряженной плоти. Обхватив ногами талию любовника, мальчишка выгибался от горячих поцелуев, от дыхания, что обжигало его возбужденные прелести. Юноша творил нечто необыкновенное.

- Франсуа… это вино… оно и, правда, изумительное… - пытаясь контролировать себя, выдохнул Вивьен, когда тонкие пальцы проникли в его нутро. – Ааах… что же ты со мной делаешь! Франсуа, ты демон! – внутри полыхало пламя.

- Я люблю тебя, Ви… - прохрипел парень, подхватывая красивые ноги, проникая внутрь стройного тела.

Стоны разлетались по спальне. Ночь была наполнена страстью и огнем. Влажные поцелуи, обоюдные признания, ласки и неторопливый раскачивающийся ритм, от которого мальчишка задыхался, хватая ртом воздух.

Вивьен первый заскулил от усталости, раскидываясь на подушках.

- Боже, Франсуа, это было восхитительно! Ты такой непредсказуемый! – пытаясь отдышаться, говорил мальчишка, обмахиваясь ладошкой.

В комнате было душно, не спасало даже открытое окно. Вокруг стояла непроницаемая тишина. Не было слышно даже птиц. Не обратив на это особенного внимания, Вивьен прижался к любовнику, обнимая того за плечи. Франсуа что-то пробормотал сквозь сон, заключая мальчишку в ответные объятия. Они оба уснули в одной постели, совершенно не подозревая о том, что к особняку в этот момент подъезжала карета. Из Парижа возвращался отец.

++++

Мсье Беар торопился домой, чтобы рассказать любимому сыну радостную новость – его, как преподавателя, переводили в Париж, в Академию изящных искусств. Решив не откладывать встречу с сыном на утро, мужчина, преисполненный радости и желанием поделиться счастливой новостью, вбежал в особняк и бросился на второй этаж, где находилась спальня Вивьена.

Кристоф Беар был искренне уверен, что его сын, прекрасный мальчик Вивьен воспитывался в строгих условиях, даже при отсутствии матери. Мужчина лелеял надежду, что мальчик пойдет по его стопам и станет преподавателем, таким же, как он. Все выходки любимого сынишки Кристоф списывал на трудное детство, подростковый период и еще бог знает на что. Он полагал, что Вивьен образумится и непременно возьмется за учебу, тем более сейчас, когда предстояло переехать в Париж.

Дверь в комнату мальчика оказалась не заперта. Мужчина ворвался в спальню, бросаясь прямиком к кровати. Он уже было протянул руку, чтобы потормошить спящего сына, как вдруг осознал, что на постели лежали двое.

Сплетенные в объятиях, его любимый сын и лучший ученик, спали на одной постели. Голова мальчишки покоилась на груди юноши, а тот в свою очередь обнимал возлюбленного, прижимая крепко к себе. Оба спали абсолютно голые, едва прикрытые покрывалом. В открытое окно врывался ветер, рассвет озарял далекий горизонт первыми лучами поднимающегося солнца. Кристоф потерял дар речи. Он смотрел на своего сына и не мог вымолвить ни слова. Душу раздирали противоречивые чувства. Когда-то, два года назад он застал свою жену, молодую Жизель, в семейной постели с каким-то актеришкой. Скандал удалось замять, и мужчина был вынужден рассказывать всем, что его жена уехала сниматься в каком-то фильме, далеко в Штатах. Мальчик ничего не знал об этом.

А сейчас мсье Беар стоял возле постели своего сына и видел, как рушились все его надежды на то, что Вивьен пойдет по его стопам. Бесстыдник пошел по стопам матери! Внезапно внутри вскипела ревность, и мужчина резко дернул мальчишку за волосы, заставляя быстро проснуться.

- Ах ты, стервец! Что удумал! Да как так можно, спать с мужчиной! – Кристоф был вне себя от ярости. – Завтра же ты отправишься в пансионат! Ты будешь учиться там безвыездно, до тех пор, пока тебе не исполнится двадцать!

Мальчишка хлопал глазами, пытаясь прийти в себя. Сон еще не отпустил его, но пробуждение уже вступило в силу, выдергивая его из приятных сновидений. Франсуа сидел на постели. Его разбирала дрожь, и Вивьен видел, как отчаянно кусал губы юноша, еще несколько часов назад даривший ему сладкие мгновения любви. Отец продолжал кричать. Он метался по комнате, словно раненый зверь, выкрикивал проклятия в адрес сына и ничего не хотел слышать.

- А ты… - и мужчина возмущенно воззрился на юношу, который сжался под тяжелым взглядом. - Я приютил тебя, желая дать классическое образование, надеясь помочь! А ты, вместо благодарности затащил моего сына в постель! Обесчестил его! Да какая же порядочная девушка теперь посмотрит на него?! Стыд! Боже мой, какой стыд! И за что мне все это?! – схватившись за голову, простонал мужчина. – Сегодня же, ты собираешь свои вещи и уезжаешь домой! – прогремел мужчина. – И не вздумай больше появляться на глаза! Ты будешь отчислен из колледжа! Я не допущу, чтобы ты еще хоть раз переступил порог этого святого храма искусств!

- Но, папа…

- Не смей называть меня папой, отпрыск куртизанки! Я тебе больше не отец!

- Послушай…

- Я не желаю слушать порочное создание!

- Франсуа не виноват ни в чем! Это я! Я заставил его сделать это! Пожалуйста, не выгоняй его из колледжа!

- Нет! И не смей больше ни о чем просить меня!

С этими словами мужчина выбежал из комнаты.

++++

Особняк стоял в мрачном молчании. Франсуа не выходил из своей комнаты до последнего, не желая сталкиваться вновь в мсье Беаром. Вивьен, отчаянно пытавшийся поговорить с отцом все это время, но получавший отказ за отказом, собирал вещи, чтобы переехать в пансионат. Сам Кристоф заливал горе крепким шотландским виски. Он не мог представить себе жизни без любимого сына, равно как и допустить развратных действий в своем доме.

Мужчина прекрасно понимал, что все можно было решить мирным путем – всего лишь позволить этим двоим остаться вместе. Но проклятая ревность душила, едва Беар представлял себе сына-подростка, стонущего под взрослым мужчиной, млеющего от его ласк и засыпающего в объятиях мужчины, а не женщины! И очередной стакан с янтарным напитком опустошался в считанные секунды.

Кристоф не хотел отправлять сына в пансионат. Он прекрасно знал, каковы были условия для тех, кто оставался в нем на постоянное проживание. Тамошние порядки сгубили бы мальчика еще больше, чем эти порочные отношения. А Франсуа… Несомненно талантливый музыкант и пианист вот так запросто хоронил свою карьеру ради какого-то капризного мальчишки! Истинное безрассудство! Тем более узнай общественность о связи этого молодого человека с несовершеннолетним – конец придет и карьере самого Беара.

Двое суток мужчина не выходил из своего кабинета, пытаясь найти единственно верный выход из создавшегося положения. Все это время Франсуа и Вивьен находились в томительном ожидании, так ни разу и не встретившись в особняке. Прислуге было велено кормить обоих в своих комнатах.

На исходе второго дня мсье Беар распорядился позвать к себе в кабинет обоих.

Мальчишка был бледен, под глазами залегли темные круги. Юноша старался выглядеть мужественно, но в его глазах читался испуг. Сейчас все зависело только от решения Кристофа Беара. Мужчина и сам нервничал. Расхаживая по кабинету, он то и дело брал с полки книги и ставил их в другое место. Иногда в его руках оказывались перья для письма или же карманные часы на длинной цепочке. Мужчина постоянно смотрел на время, и пытался собраться с силами. Когда же мальчишка негромко кашлянул, обозначая свое присутствие, мсье Беар наконец-то развернулся, усаживаясь в кресло за массивный дубовый стол.

- Я долго думал над тем, что вы совершили, оба! Это возмутительно! Это то, о чем не должен знать никто, кроме вас двоих!

Вивьен смотрел в пол, вздрагивая от каждого резкого слова.

- Первоначально я желал вам самого сурового наказания, которое только мог исполнить – я хотел, чтобы вы всю жизнь страдали, понимая, что все это случилось только по глупости.

Незаметно для себя юноша взял мальчишку за руку, сжимая теплые пальцы. Вивьен удивленно поднял глаза на возлюбленного.

- Но позже, обдумав все наперед, представив будущее в условиях, связанных с разглашением ваших отношений, я пришел к выводу, что это отразится и на моей карьере тоже. Я не могу допустить того, чтобы имя Кристофа Беара было омрачено выходкой его сына и ученика.

Мальчишка почувствовал, как сердце забилось быстрее. Он стоял все так же, не смея поднять взгляд, в то время как Франсуа открыто смотрел на мсье Беара, горя желанием бороться до последнего.

- Ежели я настою на том, чтобы мсье Тьерри изгнали из колледжа, то непременно мне будут задавать вопросы, ответить на которые я ни в коем случае не смогу. Я бы мог солгать, обвинив молодого человека хотя бы в воровстве, но это претит моим общественным принципам. Я не смею обвинять человека в том, чего он не сделал. Ежели я отправлю мсье Беара в пансионат, то жизнь для него покажется адом в казенных условиях. Увы, я слишком сильно люблю своего сына, чтобы допускать издевательства над ним.

Мужчина замолчал. Ему требовалась передышка. Разного рода недуги в последнее время намекали на солидный возраст и слабое сердце. Налив из графина в стакан воды, мужчина сделал глоток, оглядывая виновных. Вивьен продолжал смотреть в пол и был бледен еще сильнее, чем в самом начал их встречи, однако Тьерри держал бесстыдника за руку, упрямо не сводя глаз со своего учителя. В какой-то момент Кристоф понял, что уважает настрой этого молодого человека – оказаться в такой неприятной ситуации и продолжать вести себя столь независимо, да еще и открыто демонстрировать свои чувства – Кристоф кашлянул, отставляя стакан.

- Я принял решение, - мужчина многозначительно замолчал, вновь оглядывая пару.

Не выдержав томительного ожидания, Франсуа вдруг сгреб в охапку Вивьена и прижал его к себе.

- Решайте что хотите, но я не отдам вам Ви! Я люблю его!

- Молодой человек, это верх неприличия перебивать человека, который втрое старше вас. Учтите это на будущее, а пока я озвучу свое решение. И потрудитесь потерпеть, иначе мне ничего не будет стоить изменить его!

Но юноша ничуть не изменился. Он еще крепче сжал Вивьена, намереваясь отстоять свое право на чувства.

- Так вот, я долго думал и пришел к решению, которое далось мне нелегко. Но я принял его и очень надеюсь, что вы оба внемлите ему и не будете считать меня тираном позже, когда станете опытнее и старше.

Мальчишка заметно напрягся, съеживаясь в объятиях возлюбленного. Сейчас ему как никогда было страшно.

- Я разрешаю вам остаться здесь. Обоим, - мучительно выдохнул Беар, чувствуя, как полегчало на сердце. – Но учтите, если я застану вас за непристойностями – тут же исполню свое наказание.

Не веря своим ушам, мальчишка поднял глаза на Франсуа. Юноша, пораженный тем, что сейчас было озвучено, глупо улыбался, стискивая любимого в объятиях. Не удержавшись, Вивьен бросился на шею Франсуа, обнимая его и принимаясь целовать. Однако через мгновение раздался легкий стук.

- Если я позволил вам остаться, то это еще не значит, что вы можете творить все, что вздумается, на моих глазах. Я, кажется, предупредил вас обоих!

Вивьен смущенно отпустил Франсуа, одергивая жилетку и поправляя белый накрахмаленный воротничок рубашки возлюбленного. Счастье переполняло его, заставляя смотреть на улыбку юноши и поворачиваться к отцу, глядя на него.

- Идите, иначе я рассержусь и передумаю.

Они почти ушли, как вдруг мсье Беар окликнул обоих:

- Мсье Тьерри, ваши уроки игры на фортепиано возобновляются завтра. После занятий в колледже, в два часа пополудни я жду вас в зале. А вы, мсье Беар, готовьтесь к тому, что присоединитесь к вашему другу. Я буду жесток как преподаватель.

- Да, папа! – улыбаясь, ответил мальчишка, выбегая из кабинета.

++++

За роялем сидел темноволосый мужчина. Рядом с ним стоял симпатичный молодой человек и улыбался, глядя куда-то вдаль. В зале было тихо, лишь изредка из цветущего сада доносился щебет птиц и благоухание только что распустившихся деревьев. Молодой человек держал в руках ноты.

- Отца не стало ровно год назад. Почтим его память, Франсуа.

- Да.

Юноша поставил перед мужчиной ноты и, повернувшись, нежно коснулся губами щеки любимого.

- Я благодарен ему за все. Думаю, то решение тогда далось отцу нелегко, но сейчас я счастлив и своим счастьем обязан ему.

Мужчина кивнул и заиграл.

Ту самую мелодию, что играл восемь лет назад, здесь же, в этом же зале, когда случились все события. Франсуа прекрасно помнил Вивьена, что лежал под шелковым покрывалом, и ту ночь, которая утопила их в страсти, и дни мучительного ожидания, что должны были решить их судьбу.

Музыка разносилась по залу, медленная, умиротворяющая. Пальцы касались клавиш очень аккуратно, именно так, как учил покойный мсье Беар.

Вивьен улыбался. Пусть он не стал преподавателем, как отец, но зато они с Франсуа до сих пор были вместе. Юноша подошел к окну. Сад был наполнен ароматом цветов.

- Спасибо, папа. Спасибо тебе за все.

А музыка звучала и звучала, наполняя собой сердце и будущую жизнь.



@темы: R, Мини, Ориджиналы, Слэш (яой)