Можно ли простить врага? - Бог простит! Наша задача организовать их встречу.
Автор: Ameli Min
Фэндом: Suki na Mono wa Suki Dakara Shouganai!
Персонажи: Сора; Сунао и Айзава упоминаются
Рейтинг: R
Жанры: Ангст
Предупреждения: Насилие
Размер: Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус: закончен

Описание:
В лаборатории.
Публикация на других ресурсах:
только с разрешения автора
Примечания автора:
Чем дальше, тем меньше получается слов на все.
L'Âme Immortelle - Bitterkeit



Он слышит какой-то странный звук совсем рядом. Он чувствует, что его куда-то везут. Стук колесиков по бетонному полу отдается в ушах нестерпимым грохотом, но открыть глаза и удостовериться в том, что его действительно везут на каталке, не хватает сил. Тело дергается из стороны в сторону от неравномерного движения. Сора пытается пошевелиться, но ничего не выходит. Руки крепко связаны ремнями и прижаты к ровной поверхности каталки, покрытой белой простыней. Сердце гулко ухает в груди, мешая дышать.

Что происходит?
Где Сунао?


Его тошнит. Неспокойное движение каталки вызывает головокружение, перед глазами все плывет и хочется только одного – чтобы это невыносимое потряхивание прекратилось. Ему хочется полежать в тишине и спокойствии. Забиться под одеяло, прижаться к Сунао и, закрыв глаза, уснуть, чтобы дать возможность Ёру и Рану встретиться.

- Мы здесь, доктор.

Знакомый голос заставляет Сору повернуть голову и попытаться открыть глаза, но все напрасно – только расплывающиеся круги, только мутные тени и неясные силуэты, от которых становится еще хуже. Нестерпимо чешутся руки, но ремни не позволяют даже повернуться на бок, чтобы изменить положение.

- Тринадцатый номер все еще в сознании, - произносит все тот же голос.

Над ним склоняется чье-то лицо. Темные узкие глаза, черные волосы, белый халат. Сквозь беспощадную головную боль Сора пытается запомнить этот образ.

Если я выживу, я обязательно отомщу тебе… За Сунао… Я найду тебя…

- Двойную дозу ему. И проследите за тем, чтобы он не сорвался, когда начнутся опыты над первым экземпляром.

Что-то резко впивается в вену, и Сора чувствует, как внутри растекается горячее, обжигающее вещество. Ему не просто больно – ему чудовищно больно. Тело выворачивает наизнанку, глаза режет так, словно яблоки выдирают щипцами из глазниц. В груди полыхает смертельный огонь, а по спине, цепляясь острыми когтями, бежит боль, задевая каждый позвонок, с хрустом сжимая ребра и доводя до сумасшедшего исступления. По щекам катятся слезы, но Сора уже не чувствует этого.

Ёру, ты здесь? Скажи мне что-нибудь. Скажи, за этими стенами есть солнце?
Да, Сора, и когда-нибудь ты увидишь его.
Ты думаешь?
Я уверен в этом.


Все кружится в безумном вихре из эмоций, чувств и ощущений. Ярко-красный подчинен боли, желтый – страданию, синий – силе, зеленый – уверенности, и розовый… Тонкому и едва уловимому чувству. Оно тянет его к Сунао, к маленькому мальчику, что сейчас находится где-то поблизости. Они всегда были вместе, вдвоем, а теперь их пытаются разделить. Сора чувствует, что Сунао совсем рядом, надо только протянуть руку.

Внезапно боль стихает, позволяя зрению восстановиться, и он видит рядом с собой Фудзивару, который лежит на холодном хромированном столе: светлые волосы, бледная кожа, маленькие ручки безвольно покоятся вдоль тела, в нос и рот вставлены гофрированные шланги.

Сунао!

Он пытается закричать, но сил хватает лишь на сдавленный хрип, от которого в горле начинает першить, и Сора чувствует, как к языку подкатывает отвратительная горечь. Ремни сдавливают грудь и запястья, больно врезаясь в кожу, оставляя ссадины. И все же он пытается вырваться из их плена. Он видит, как над лицом Сунао зависает скальпель.

- Сунао!

Он извивается и выворачивается изо всех сил, пытаясь высвободить руки из крепких оков. Кожу саднит от бесполезных усилий, а кое-где уже проступили маленькие капли крови. Соре холодно. Здесь, в этой лаборатории всегда холодно.

- Держите мальчишку! – властный голос раздался совсем рядом, и его голову тут же сжимает что-то твердое.

Боль усиливается, едва он пытается повернуться в сторону Сунао. Его словно тянут за волосы, пытаясь вырвать их, но вместе с этим в голову будто бы впиваются сотни маленьких игл, лишая возможности двигаться и говорить. Слова застревают где-то в трахее, и он уже не может выговорить ни одно из них. Рассеянные попытки сопротивления уже ничего не значат, но он продолжает дергаться, словно в агонии, не желая успокаиваться. Тело слабеет, силы покидают его, оставляя в душе растущее чувство безысходности. Кое-как, пересиливая боль, Сора поворачивает голову.

Мальчик уже перебинтован. Его голова, лицо, шея, все скрывается под слоем стерильных белых бинтов, на которых кое-где темнеют пятна крови. Тонкая ручка утыкана иглами, прикрепленными к прозрачным трубкам.

- Сунао…

Едва слышный сип врывается из горла. Голову сдавливают тиски, причиняя невыносимую боль. Он больше не может терпеть. Еще немного и голова просто взорвется.

Сунао! Сунао! Ран… Это я, Ёру…

И в этот самый момент весь мир проваливается в темную непроглядную дыру, унося за собой образ неживого Сунао.

Я приду за тобой, Ран. Я заберу тебя отсюда...


@темы: Драббл, Suki na Mono wa Suki Dakara Shouganai!, R