00:41 

Божественный

Можно ли простить врага? - Бог простит! Наша задача организовать их встречу.
Автор: Мю Цефея
Фэндом: Мифология
Пэйринг или персонажи: Локи, Свадильфари
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика
Предупреждения: Мужская беременность, Зоофилия
Размер: Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус: закончен

Описание:
Локи лежал на покрывале и чувствовал теплое дыхание собственного ребенка - маленького восьминого жеребенка.
Публикация на других ресурсах:
только с разрешения автора
Примечания автора:
Небольшая интерпретация мифологии. Безумно захотелось написать про Локи, но взять образ из фильма.
Это было сильнее меня.
Soundtrack: Dungeon Elite [**] – Visions
Вдохновение:
cs408824.vk.me/v408824191/640e/9dy_3WYRaFg.jpg
cs408824.vk.me/v408824191/641e/xXhWOGluDsg.jpg
cs408824.vk.me/v408824191/642e/OTQ6az2bgng.jpg
*Слейпнир («скользящий» или «живой, проворный, шустрый»)



Все дальше и дальше уходил Локи от Мидгарда, который построили боги. Он не оборачивался, потому что никогда не делал этого. Обернуться – значит пожалеть о том, что затеял, но сейчас Локи был уверен в себе как никогда. Прислушавшись, он явственно различил где-то неподалеку храп породистого коня.

Этот конь и был его целью.

Красавец Свадильфари пасся на окраине леса в ожидании своего хозяина. Лучший из лучших, он мог перевозить самые тяжелые камни, справляясь с ношей быстрее всех остальных, из-за чего стены вокруг Мидгарда росли на глазах. Темно-коричневый окрас изумительно контрастировал с зеленью леса, а сам жеребец неспешно гулял между деревьями, пощипывая сочную траву и время от времени потираясь крепкой шеей о стволы деревьев. Тихо ступая по траве, Локи подходил все ближе и ближе к нему, стараясь не спугнуть намеченную цель. Крепкий мускулистый конь довольно фыркал, отдыхая в лесной тени. Локи знал – у него было всего лишь несколько часов для того, чтобы познакомиться с животным, но за это время он должен был сделать невозможное.

Он остановился. Дружба с жеребцом не являлась основной задачей. Во что бы то ни стало, он должен был завлечь коня, увести его как можно дальше от Мидгарда и строительства стены на целую ночь. Тихо выдохнув, Локи приблизился к коню. Свадильфари был гораздо крупнее обычных коней. Его короткая и мягкая шерсть едва заметно поблескивала в солнечных лучах, пробивавшихся сквозь густую листву. Когда же он коснулся ладонью упругого бока коня, Свадильфари резко дернулся в сторону и, недовольно фыркнув, поднялся на дыбы. Сделав несколько шагов назад, он несколько минут пристально рассматривал стоящего рядом с ним мужчину, а затем, приблизившись, коротко и несильно толкнул его мордой в грудь.

Стараясь не смотреть в глаза коню, Локи осторожно дотронулся до гладкой морды животного, медленно поглаживая ее, цепляя пальцами длинную косматую челку, распутывая пряди. Жеребец нервно дергал ушами и переступал с ноги на ногу до тех пор пока не почувствовал тепло пальцев, которые гладили его, теребили уши и вплетались в гриву. А еще через мгновение жеребец покорно склонил голову, положив ее на плечо Локи и ожидая продолжения приятных прикосновений. Усмехнувшись, мужчина слегка провел ладонью по шее животного, несильно надавливая на позвонки, усиливая ласку, другой рукой продолжая гладить морду Свадильфари.

Дневное солнце проникало сквозь листву и падало на траву яркими пятнами, а в воздухе едва слышно щебетали лесные птицы. Они так и стояли – конь чуть терся мордой о его плечо, Локи же гладил мощную шею жеребца, очерчивая пальцами выступающие грудные кости.

- Красавец… Потрясающий… Самый лучший… - жарко шептал он на ухо коню, пропуская сквозь пальцы густую путанную гриву, сплетая ее в косы, чуть потягивая, заставляя коня жмуриться от удовольствия.

А после того, как он запечатлел поцелуй на морде Свадильфари, конь нетерпеливо фыркнул и дернул губами его одежду.

- Эй, что ты делаешь? - усмехнулся мужчина, поправляя рубашку, но конь тут же выдернул ее снова.

Сердито пыхтя и поводя ушами, Свадильфари топтал копытами землю, взрывая ее, показывая свое недовольство, и Локи сдался – стянув тонкую льняную рубашку, он бросил ее на траву. Некоторое время оба молча смотрели друг на друга, а затем конь медленно наклонил голову, упираясь лбом в грудь мужчины. Мягкая шерсть приятно ласкала кожу, и Локи улыбнулся про себя. Что бы ни случилось потом, сейчас все шло именно так, как он задумал. Конь оказался на редкость миролюбивым, и в какой-то момент Локи осознал, что ему нравятся прикосновения животного, нежные и неторопливые, мягкие и успокаивающие. Но этого было недостаточно для того, чтобы отвлечь коня от голоса хозяина. Требовалось что-то более действенное, более надежное, а когда новая хитрость наконец-то родилась в его голове, конь неспешно подтолкнул его к более темной части леса. Без лишних возражений Локи направился за Свадильфари туда, где солнечный свет слабо проникал сквозь деревья, почти не освещая пространство. За спиной слышалось негромкое похрапывание и шорох копыт по траве.

Закрой глаза. Закрой глаза.

Внутренний голос тихо, но настойчиво повторял одну-единственную фразу, а Локи казалось, что именно Свадильфари нашептывал ее. И все же он последовал зову этого голоса. Когда они достигли нужного места, жеребец чуть толкнул его вперед, принимаясь фыркать и топтать землю, склонив голову, а затем уперся лбом в спину Локи и глубоко вздохнул.

Локи открыл глаза. Небольшая полянка располагалась в тени развесистых деревьев, обступающих ее со всех сторон. Здесь не было цветов, которые тянулись бы к свету, и трава не была такой яркой, как там, на окраине. Здесь все было покрыто мраком и тайной – тайной, о которой будут знать только двое. Свадильфари и Локи.

Конь не унимался. Тыкаясь мордой в ладони, он буквально заставлял Локи гладить его, напирая всем своим огромным телом. Запах древесной коры здесь был особенно резок. Птицы не щебетали, радуясь солнцу, а шерсть животного не отливала горячим золотом, но рядом с ним было необычайно тепло. И это тепло расслабляло, отвлекало от реальности. Они были в лесу совсем одни. Недовольно фыркнув, Свадильфари внезапно остановился.

- Что с тобой? – тихо произнес мужчина, касаясь широкой морды коня. – Что-то не так?

И жеребец отчаянно мотнул головой. Разглядывая Локи исподлобья, он переступал с ноги на ногу, нервно подергивая ушами. Его темно-карие глаза с длинными ресницами, не отрываясь, смотрели прямо в душу.

Тряхнув головой, конь ухватился мягкими губами за пряжку ремня на его штанах и потянул ее вниз. Локи едва удержался на ногах, ухватившись за голову коня и вцепившись в его уши. От животного пахло травой и зерном.

- Эй-эй, что ты делаешь? Перестань!

Крупные ноздри щекотали живот, а длинная челка – грудь. Локи пытался освободиться, отстраниться от настырного животного, но Свадильфари не слушался, все сильнее и настойчивее дергая ремень.

- Ты хочешь, чтобы я разделся? – внезапно поняв требование, спросил он, придерживая животное за морду. Горячее дыхание обдавало кожу. Конь несколько раз дернул головой вверх-вниз. – Нет. Нет, ты шутишь… Я не могу.

Он отступил на шаг назад, упираясь спиной в массивный ствол старого дерева, кожей ощущая шершавую кору, но Свадильфари не унимался, уверенно шагая следом, хватаясь губами за ремень и уверенно дергая его вниз.

Безумие… Это безумие…

Но отступать было некуда. Позади него росло мощное дерево, а там, далеко от леса, его ожидало суровое наказание за собственные хитрости. Поэтому больше ничего не оставалось, как вытянуть ремень и бросить на землю. Конь напористо храпел, взрывая передним копытом землю и тыкаясь лбом ему в грудь. Но едва Локи потянулся к брюкам, конь замер, а затем, сделав еще шаг, жарко выдохнул и ткнулся мягкими губами прямо ему в губы. Локи застыл, пытаясь поверить в случившееся, но Свадильфари не остановился на этом, продолжая касаться его тела – шеи, плеч, груди, живота и, наконец, нетерпеливо дергая вниз расстегнутые брюки.

Сейчас могучее животное больше напоминало ему какого-то древнего бога. Свадильфари возвышался над ним, закрывая собой почти весь свет. Мускулистое тело было напряжено, и Локи чувствовал это, не переставая гладить коня по спине, очерчивая пальцами выступающие мышцы и кости. Жеребец дергал ушами и едва заметно покачивал головой. Шумное дыхание раздавалось совсем рядом. Конь ждал его действий.

И Локи поддался, до последнего пытаясь убедить себя в том, что по-другому было нельзя. Он не мог признать того, что конь понравился ему, что Свадильфари смог «уговорить» его. Это было чересчур неправдоподобно даже для такого бога, как он. А конь тем временем нежно ласкался к нему, обнаженному, все сильнее и сильнее прижимая к дереву.

- Стой… Дерево…мешает… - чувствуя возросшее возбуждение, прошептал Локи, слегка отстраняя животное от себя.

Конь осторожно ухватил его за запястье и потянул за собой чуть дальше от тенистой поляны, дальше в лес, где было совсем темно, несмотря на солнечный вечер. Ступая следом за животным, Локи не оглядывался. Такое доверие поразило его. Свадильфари никогда не подпускал к себе никого кроме хозяина, а здесь не только позволил гладить себя, но и ласкался сам, и чем дальше, тем откровеннее становились его ласки. Они остановились возле небольшого островка высохшей травы. Пожелтевшая, она все еще хранила тепло летнего дня. Жеребец подтолкнул его вперед, качая головой и возбужденно всхрапывая. Это могло значить только одно – приглашение на любовное ложе. Локи медленно ступил на траву, ощущая ее мягкость, и тут же опустился на колени. Свадильфари стоял над ним и внимательно смотрел в глаза. Конь не двигался до тех пор, пока Локи не улегся, прихватив одной рукой черные растрепавшиеся волосы.

Здесь, в глухой тени и лесных дебрях, сухая трава пахла солнцем. Вдохнув сладкий аромат сена, Локи закрыл глаза.

- Иди сюда.

И тут же почувствовал, как ворсистые теплые губы дотронулись до его плеча, плавно, согревая дыханием кожу, прошлись по груди и чуть коснулись напряженного живота. На земле было прохладно, но близость Свадильфари отгоняла прочь все неудобства. Слегка припав на одно копыто, конь склонился над ним, скрывая обнаженное тело густой гривой, которую так и не удалось распутать.

Протянув руки, Локи ухватился за морду животного, притягивая к себе и осторожно касаясь губами широкой ее части чуть выше ноздрей. Нетерпеливо фыркнув, конь тряхнул головой и ткнулся ему прямо в губы, обдавая жарким дыханием лицо. А затем снова принялся «целовать» его, нависнув сверху. И это было дьявольски приятно. Локи закрыл глаза, отдаваясь этим странным ласкам, прислушиваясь к собственным ощущениям и, замирая всякий раз, когда мягкие чуть влажные губы дотрагивались там, ниже живота. От этих ненавязчивых прикосновений по телу пробегала приятная дрожь, усиливая возбуждение. И Свадильфари чувствовал это, нарочно начиная ласкать его именно там, ближе к паховым волоскам, задевая ушами и гривой возбужденную плоть.

- Что же ты делаешь? – стараясь сдерживаться, выдыхал он, удерживая животное за уши, и не давая тому переступить грань дозволенного.

Свадильфари улегся рядом, положив свою голову Локи на живот. Его большие карие глаза, обрамленные длинными ресницами, были закрыты.

Он почти забыл о том, что должен был сделать, зачем пришел сюда, когда с окраины леса раздался грубый человеческий окрик. Конь резко вздернул голову и недовольно выдохнул, поднимаясь.

- Стой, куда же ты? – поднимаясь следом и прижимаясь всем телом к животному, только что ласкавшему его, в отчаянии прошептал он. – Ты оставишь меня здесь?

Нехотя толкнув его в плечо, жеребец опустил голову и, развернувшись, медленно направился туда, откуда звучал мужской голос. Локи знал, это был тот самый ётун, строивший стену вокруг Мидгарда. Он не мог допустить того, чтобы конь вернулся к хозяину, но и остановить Свадильфари тоже не мог.

Оставалось лишь дождаться ночи, что он и сделал. Вернувшись к тому месту, где он встретил Свадильфари, Локи бросил взгляд на свою одежду – стоило подобрать ее, чтобы никто не смог ни о чем догадаться, но ётун уже приступил к своей работе, поэтому терять нельзя было ни минуты.

Собравшись с духом, Локи закрыл глаза и на мгновение задержал дыхание, вспоминая теплые губы и мягкую шерсть Свадильфари, а затем, мысленно щелкнув пальцами, обернулся молодой серой кобылой. Ощущения резко изменились. Да и положение на четырех конечностях, а не на двух, немного взволновало его. Он стал гораздо выше и быстрее, изменились зрение и слух, и все же человеческое тело он считал куда более удобным, если не идеальным. Чего только стоили те самые несколько часов нежности в полутемном лесу. Тряхнув головой, и отгоняя лишние мысли прочь, он направился туда, где сейчас должен был находиться жеребец. Цокот копыт скрадывала густая зеленая трава, а тихое сопение перекрывали голоса ночных птиц.

Локи знал – никто кроме него не смог бы сделать это. Хитрость и коварство являлись его личным талантом, соревноваться с которым было бесполезно. И недаром все беды приписывались ему, хоть это и возмущало до глубины его божественной души. Он был дерзок, изворотлив и хитер, но это вовсе не означало, что все происходящее вокруг зло было делом именно его рук. Задумавшись на мгновение, Локи остановился, разглядывая сумеречное темно-синее небо. В голову лезли самые разные мысли, но все они, так или иначе, сводились к семье, к отцу и брату. А если быть точнее – то только к брату. Думать о Торе не хотелось. Сейчас он проникся теплом и нежностью Свадильфари, а мысли о сводном брате сбивали с настроя и цели. Локи повернулся в сторону города – на стройке уже зажглись рабочие огни, а вдалеке послышались удары рабочих орудий.

Неспешно ступая по узкой протоптанной среди высокой травы дорожке, Локи все ближе и ближе подходил к тому месту, где расположил свое жилище ётун. Уже совсем близко слышался знакомый храп и стук копыт по камню, и отчего-то эти звуки взволновали его. Несомненно, встреча в лесу оказалась необычной даже для него. Но не только это заставляло его сердце биться чуть быстрее.

Свадильфари обладал буйным нравом, не позволяя чужакам прикасаться к себе, и не признавал никого, кроме своего хозяина. С ним же он не только разрешил гладить и ласкать себя, но и сам сделал ответный шаг. Локи улыбнулся – этот конь нравился ему. Да что и говорить… там, лежа на сухой траве, рядом с животным, ему было несказанно хорошо. И ласки Свадильфари будоражили кровь, возбуждая и заставляя поддаваться грешным желаниям.

Он приблизился к тому месту, где уже во всю кипело строительство. Даже на расстоянии в воздухе витал одуряющий запах настоящего коня-тяжеловоза. Будучи человеком Локи вряд ли бы смог различить подобные запахи, но сейчас, явившись в обличии кобылы, его чувства обострились до предела. Женское чутье буквально сходило с ума, впитывая в себя запах Свадильфари, заставляя нетерпеливо переступать, постукивая копытами по земле, и призывно поглядывать в сторону города.
Он ждал совсем немного, может быть полчаса, когда из-за наполовину выложенной стены показался уже знакомый силуэт с крепкой мускулистой шеей, мощным телом и длинной густой гривой. Тихо фыркнув, Локи сделал несколько неуверенных шагов вперед, приближаясь к огням. Однако большего и не требовалось. Едва Свадильфари почуял присутствие молодой кобылы, которая несла с собой уже изученный запах, он сорвался с места, на ходу опрокидывая тяжелую повозку, и ринулся прямо к нему, вздымая дорожную пыль.

Именно этого Локи и добивался, решив предстать перед Свадильфари в виде кобылы. Конь был молод, игрив, и встреча с самкой непременно взбудоражила бы его. Но сейчас план сработал вдвойне, потому как той самой кобылой являлся он сам, Локи, недавно интимно обласканный животным. Смешение знакомых запахов и инстинктов сделало свое черное дело, и они оба уже галопом скакали в сторону леса, не обращая внимание на проклятья, сыпавшиеся им вдогонку.

Локи ликовал, чувствуя свою победу. Скакать на четырех копытах получалось легко и свободно. Время от времени он оборачивался, бросая томные взгляды на своего преследователя, и это заставляло Свадильфари ускоряться, максимально приближаясь к нему. Прохладный вечер казался неистово жарким и душным. Достигнув леса, они оба буквально нырнули в густую чащу, растворяясь в темноте. Локи не останавливался, на ходу чувствуя бешенный ритм собственного сердца. Петляя между деревьями, они проскакали поляну и только им одним известное укромное место. А когда над лесом взошла полная луна, Локи наконец остановился. Свадильфари тут же оказался рядом, заботливо потираясь своей головой о его шею. Конь фыркал и сопел слишком красноречиво, чтобы не догадаться о том, что же все-таки случится, но Локи был готов к этому.

Медленно ступая по траве, они ходили друг с другом рядом. Свадильфари все время дотрагивался до него, прикасаясь либо головой и губами, либо прижимаясь всем телом. Иногда они останавливались, и животное нетерпеливо подталкивало его чуть дальше, туда, где было совсем темно. Несколько раз они коснулись друг друга губами. Неподдельная животная нежность вызывала восхищение, разочарование и страшную зависть. Зависть тому, что люди не были столь же искренни и открыты.
Локи оттягивал момент их близости до последнего. Не раз он совращал женщин, заставляя их изменять мужьям, но сам в роли женщины, пусть и в животном образе, оказался впервые. Это волновало, пугало и заставляло нервно ходить вокруг Свадильфари, прижимаясь к его могучему телу и ощущая трепетную дрожь. Но не только Локи был взволнован. Животное тоже не находило себе места, тыкаясь мордой в шею кобылы, или же пытаясь ухватить ее за длинную гриву. Нерешительность обоих заставляла Локи нервничать еще сильнее, а Свадильфари уводить их еще дальше в лес.

На небе уже показались яркие звезды, когда конь наконец-то успокоился и остановился рядом с кобылой. Он прижался к ее изящному телу, не переставая тихо фыркать в мохнатое ухо. И Локи нравилось это. Теплое дыхание успокаивало и отгоняло волнение, а нежные прикосновения сильного тела расслабляли. Никогда раньше он не задумывался о том, каково это – предаваться любви в животном обличии, не задумывался и о том, что чувствовали женщины, соблазненные им. А сейчас он, в образе кобылы, должен был испытать все это на собственной шкуре.

Но Свадильфари оказался чрезвычайно нежным и терпеливым любовником.

Закрыв глаза, Локи представлял себя женщиной. Красивой, темноволосой стройной женщиной, что сейчас грешила с молодым любовником, в собственном доме, на постели, в которой спала только с мужем. А сейчас ее обнаженное тело ласкал сильный мускулистый мужчина, с вьющимися каштановыми волосами и красивыми карими глазами. Его крепкие руки гладили ее плечи, талию, бедра, чувственные губы ласкали грудь, и покрывали поцелуями шелковистую кожу, прокладывая влажную дорожку от живота вниз, к темным завитушкам, скрывающим ее женское естество.

Если бы звериный голос позволил ему, то Локи непременно застонал, испытывая это чувственное наслаждение, нисколько не уступающее телесному. И пусть сейчас над его головой темнело ночное небо, усыпанное мельчайшими звездами, а вокруг стояла непроглядная тьма из-за высоких старых деревьев, и на самом деле он был вовсе не женщиной, и даже не человеком, а кобылой, сладкая истома растекалась по телу, заставляя копыта подгибаться, с трудом удерживая вес крупного жеребца.

Он – бог, мужчина, в эту ночь думал как женщина, чувствовал как женщина, и занимался любовью как женщина.

А потом они вместе лежали на траве, и голова кобылы покоилась на боку коня. Локи вслушивался в мерное сердцебиение Свадильфари, казавшееся ему слишком громким и возбужденным, хотя собственное сердце отстукивало в такт ничуть не тише. Он не знал, сколько прошло времени с тех пор, как они скрылись в лесу, но чем дольше они оставались вместе, тем тревожнее становилось вокруг. Свадильфари уже должны были искать. Ётун-строитель наверняка отправился на поиски своего единственного верного помощника, но Локи знал – время было потеряно.

Он почти уснул, согревшись теплом тела Свадильфари, когда в лесной чаще замелькали огни факелов и послышались громкие крики, вспугнувшие притихших птиц. Жеребец испуганно тряхнул головой, поспешно поднимаясь. Осторожно ткнувшись теплыми губами в его мохнатое ухо, конь еще немного постоял рядом и, не оборачиваясь, ускакал в темную чащу леса, туда, где вспыхивали желтые искры.

Дело свое Локи сделал. Ётун не успел закончить строительство в срок. А все потому, что его верный помощник всю ночь гулял в лесу с какой-то странной кобылой. Слухи о ней разлетелись по всему Мидгарду, достигнув богов Асгарда. Впереди его ждало самое тяжелое испытание – ожидание.

Неизменные божественные козни, встречи с братом, тайные мысли о власти – жизнь текла так же бурно, как и прежде, но со временем Локи осознал, что показываться на людях в человеческом облике он больше не мог. Ночная прогулка со Свадильфари принесла свои плоды, то есть плод – Локи забеременел.

Теперь он был вынужден скрываться не только от людей, но и лишить себя возможности общаться с Тором и другими богами Асгарда. Время от времени ему приходилось вновь оборачиваться кобылой, чтобы прогуляться по лесу, отдохнуть от слухов о себе, да и в целом оказаться подальше от людской и божественной суеты. Все чаще его посещали мысли о том, чтобы разыскать Свадильфари, но узнав, что боги призвали Тора, и его сводный брат убил того строителя-ётуна, Локи так и не решился отправиться на поиски.

А время шло. Неумолимо бежало, оставляя позади месяцы томительного ожидания и перемен в собственном теле. Спустя одиннадцать месяцев Локи уже не покидал лес, обосновавшись именно там, где они впервые со Свадильфари приласкали друг друга – в тенистой чаще, на ложе из сухой травы, Локи, будучи в образе кобылы, проводил все свое время. К счастью, его никто не пытался разыскивать, никто не нарушал его покой. А спустя еще месяц наконец-то случилось чудо.

Ему было неспокойно. С полудня Локи почувствовал тяжесть в животе и едва добрался до своей колыбели, когда все внутри резко потянуло и скрутило, заставляя улечься на мягкую ткань, что покрывала сухую траву. Легкие перехватило, заставляя дышать глубоко, открыв рот. Хотелось вцепиться в корни деревьев, что росли поблизости, но копыта мешали сделать это. И все, что оставалось, это мелко скрести ими по земле, упираясь изо всех сил.

Боль, тягучая и невыносимая, заставляла его мучительно стонать, и время от времени вгрызаться зубами в широкие корни, что выступали из земли. Тело сковывала судорога, не давая пошевелиться, развернуться, лечь удобнее, насколько это было возможно в его положении. Ночь оказалась на редкость теплой и сухой. Над ним снова сияли звезды, как и двенадцать месяцев назад, но сейчас Локи не обращал на это никакого внимания. Все его сознание было сосредоточено на том, чтобы скорее избавиться от бремени и вытолкнуть в этот мир новое существо. А когда сдерживаться больше не осталось сил, он глухо застонал, последним рывком и усилием своего тела освобождаясь от ноши, что росла под сердцем целый год.

Его бил озноб, но следовало завершить начатый природой процесс, чтобы дать малышу раздышаться. Чуть приподнявшись, он освободил жеребенка от плаценты, покрывавшей маленькое тельце, а затем опустился на покрывало. Сил держать себя в чужом теле не осталось. По лицу катились слезы облегчения, когда он, сжавшись от ночной прохлады, лежал на покрывале и прижимал к себе новорожденного восьминогого жеребенка. Малыш шумно сопел и тыкался мокрыми губами ему в лицо, дрожа от холода. Подтянув к себе край покрывала, Локи укрыл его и себя. Обессиленные, оба уснули под ночным небом, согревая друг друга теплом собственных тел.


Малыш стремительно рос, удивляя и вызывая всякий раз умиление. Как и все маленькие дети, ему нравилось прыгать по траве, веселиться и играть в солнечных лучах на светлой лесной поляне. Локи долго не решался оставить его одного. Опасаясь за жизнь малыша, он не отходил от жеребенка первые несколько месяцев, пока тот не научился самостоятельно есть, ходить и даже убегать от него.

- Ты слишком быстрый и шустрый, восьминогий малыш. Как же мне тебя назвать? – в один из вечеров, сидя возле спящего малыша, неожиданно задумался Локи.

Жеребенок подергивал большими мохнатыми ушами, изредка вздергивая голову и всхрапывая во сне.

- Слейпнир. Я назову тебя Слейпнир*. Когда ты вырастешь, лучше тебя не будет никого. Мир запомнит Слейпнира, как величайшего коня Одина.

Жеребенок открыл глаза, взмахивая длинными пушистыми ресницами, и несколько раз покачал головой, давая понять, что он согласен. Локи обнял малыша, прижимаясь к его мягкой короткой гриве и вдыхая запах травы и цветов. Оставалось только явить Слейпнира божественному миру Асгарда.


@темы: мужская беременность, зоофилия, Мифология, Мини, PG-13

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Внутри и снаружи...

главная