11:59 

Новый урожай

Можно ли простить врага? - Бог простит! Наша задача организовать их встречу.
Автор: Мю Цефея
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Ужасы
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини, 16 страниц, 1 часть
Статус: закончен

Описание:
- Яблоки, - раздался рядом тихий и вкрадчивый голос. – Ничего особенного. Слишком долго висят, потому начинают гнить, затем падают, и если их не собирать, то они уходят в землю, которую необходимо питать. В благодатной земле новые семена дают новые всходы.
Публикация на других ресурсах:
только с разрешения автора
Примечания автора:
Однажды просматривая ленту вконтакте, я наткнулась на одну примечательную картинку. Увиденное отложилось в памяти и закрепилось подобной фантазией.
(cs424531.vk.me/v424531963/87e4/rV5rTePv2Lo.jpg)
Soundtrack: KoRn – Thoughtless
*Притча о посеве и всходах (Мк.4:26–29)


в саду эдемском снова осень
и с мягким стуком на траву
плоды созревшие роняет
безлюдный яблоневый сад
© Дей




- Эй, Джэйни, плесни-ка еще стаканчик! Гулять, так гулять! – небритый темноволосый мужчина лет пятидесяти, что сидел за барной стойкой, весело хлопнул по столешнице стаканом из толстого стекла.

- Что, Фрэдди, не удалось подцепить эту работенку? – миловидная барменша, улыбаясь во все тридцать два, достала из стеклянного шкафа бутылку «Джэка Дэниэлса» и налила очередную порцию.

- Да к черту ее! Разве я не Фрэдди – Дикий конь?! Слиняла эта, найдем другую! Главное, денежки-то, вот они! – Фрэдди похлопал себя по нагрудному карману клетчатой рубашки, в котором отчетливо угадывался небольшой рулончик из купюр. – Этот старый маразматик тот еще пройдоха, но за работёнку он отвалил ого-го!

- Вижу-вижу, - облокотившись о стойку, продолжала улыбаться женщина.

Народу в баре было немного – в основном те, кто заезжал сюда заправиться и заодно подкрепиться. «Барсук» стоял едва ли не на самом краю небольшого городка, располагавшегося в северо-западной части штата Вайоминг, и доход его зависел только от проходящей совсем рядом трассы. Любители автостопа частенько останавливались у Джэйни переночевать – второй этаж занимали три комнаты, которые женщина время от времени сдавала заезжим посетителям, но в последнее время дела в «Барсуке» шли не так уж и хорошо - посетителей с каждым выходным становилось все меньше и меньше. Из-за плотного графика работы, из-за бесконечных домашних дел, Джэйни почти не следила за городскими новостями, однако в последнее время все чаще она слышала от местных о том, что в городке промышляет серийный убийца.

- Послушай, Фрэдди, а что ты будешь теперь делать? Вернешься в Колорадо или отправишься за золотишком в Нью-Мехико? – женщина подмигнула собеседнику и подвинула к нему тяжелую стеклянную пепельницу. – Слышала, там сейчас очень прибыльно.

Мужчина загадочно пожал плечами, и уже собрался было прикурить, но не успел поднести зажигалку к сигарете, как в тот же момент дверь бара распахнулась, и в помещение ввалилась компания из нескольких громил: четверо парней, по виду больше походивших на мясников с местной скотобойни, были встревожены и шумно переговаривались между собой. Не глядя ни на кого, они тут же заняли дальний от входа столик, но вместо того, чтобы продолжить горячую дискуссию, разом замолчали, принимаясь нервно оглядываться по сторонам. Атмосфера в баре сразу же изменилась. Теплый душный воздух наполнился сладкими ароматами плодов. Во всей округе плодоносили яблони. И без того жаркие дни и ночи сдабривались запахами спелых или уже начинающих подгнивать яблок. От них кружило голову. И вот сейчас в бар просочился этот терпкий и в то же самое время одуряющий аромат. Джэйни тряхнула головой, протягивая руку к белой кнопке под столешницей. В последнее время ее все чаще донимали приступы удушающего кашля, поэтому в баре постоянно работали старые деревянные вентиляторы. После внезапной пропажи мужа Джэйни пришлось одной содержать «Барсука». Месячной выручки не всегда хватало даже на оплату аренды, не говоря уже о том, чтобы установить в баре новые, более мощные вентиляторы, о чем женщина страстно мечтала. Хотя все близкие отговаривали ее от этого блага цивилизации, ссылаясь на дороговизну и плату за электроэнергию.

Внимательно разглядывая прибывших, Джэйни некоторое время хмурила брови, размышляя, с чего начать разговор, а затем громко задала вопрос:

- Эй, ребята, вы откуда будете? – она знала почти всех жителей городка в лицо, но эта компания была явно не местной.
Один из громил повернулся к женщине, и Джэйни увидела кровавые ссадины на правой стороне его лица.

- Что-то случилось? – набросив полотенце на плечо, Джэйни вышла из-за стойки и направилась к компании.

Женщина дорожила репутацией своего заведения и старалась не влезать в какие-либо сомнительные ситуации, чтобы не создавать вокруг «Барсука» лишних слухов.

Фрэдди с изумленным видом повернулся, глядя ей вслед, и что-то еле слышно пробормотал. Ему хотелось еще немного выпить, перед тем, как отправиться куда-нибудь в очередную дыру на заработки. Золото ему не светило – все пункты и точки были давно разобраны и раскуплены ростовщиками, а самые чахлые районы же давно перелопатили «от» и «до» местные жители. Да и не нужно ему было золото. Гораздо интереснее было бы снова подрядиться в какую-нибудь фирму вышибалой и стряхивать монетки с несчастных клиентов с помощью одной только силы. Взглянув на женщину, которая остановилась возле одного из громил, он не выдержал:

- Эй, Джэйни, я хочу еще выпить! Налей мне!

- Отстань! – сердито отмахнулась женщина. – Лучше иди спать, а то, чего доброго, на подвиги потянет. Так что с вами случилось? – критически осматривая раны гостя, вновь задала она вопрос.

Парень некоторое время колебался, его взгляд то и дело бегал в разные стороны, друзья же по компании угрюмо молчали, поглядывая на своего товарища. В баре повисла напряженная тишина. Все присутствующие осторожно переглядывались, ожидая ответа. Две девушки-студентки, сидевшие за столиком возле двери, обменялись недоуменными взглядами. Складывалось ощущение, что вот-вот должно что-то произойти. Такое Джэйни часто видела в фильмах. Тишина всегда означала что-то серьезное. Она уже приготовилась к тому, что сейчас в баре откроется дверь , в зал войдет мужчина, одетый в дорогой костюм, и что-то непременно случится.

- Да так, ерунда вышла, - внезапно заговорил пострадавший, отвлекая Джэйни от мыслей о том, в каком же фильме ужасов она могла видеть подобное развитие событий. – Немного выпили с друзьями… затем решили немного поразвлечься.

Джэйни скептически посмотрела на гостя.

- Так. И на что же произошло? Только не говорите, что решили вызвать лесного духа и у вас это получилось?

Кто-то позади нее прыснул. Легенды о лесном духе передавались людьми из поколения в поколение, но очевидных подтверждений тому ни разу не было найдено. Иногда в городе пропадали люди, но никто никогда не думал о том, что это мог быть именно легендарный дух. Криминальная обстановка в штате в целом оставляла желать лучшего, так что списывать все на неведомое существо было крайне глупо. И вот сейчас Джэйни почему-то пришла в голову эта странная мысль. Сама она никогда не верила в потусторонние силы и считала легенды обычными сказками для непослушных детей.

Парень ухмыльнулся, но тут же скривился от боли. Из рваной раны на щеке медленно проступили капли крови.

- Какие еще к черту духи? Мы с друзьями ехали из Канзаса, и у нас кончился бензин. Наша машина осталась здесь неподалеку, на обочине трассы, а ваш город оказался как раз по пути…

- Но вы успели по пути нахлестаться и влезть в какую-то заварушку, не так ли? – Джэйни умела быть грозной, когда этого требовала ситуация. Местные жители уважали ее за сильный характер и железную волю. Не раз «Барсука» пытались снести за долги, но Джэйни всякий раз отстаивала право на существование своего бара.

- Почти так, - покивав головой, подтвердил слова хозяйки раненый. – Здесь недалеко стоит дом…

Но еще до того, как он договорил, Джэйни поняла, о чем пойдет речь.

- Нет, только не говорите, что вы залезли в дом старика Перкинсона! – закатив глаза, она развернулась и направилась к стойке. Ей совершенно не хотелось продолжать разговоры про выжившего из ума старика.

– Этот старый маразматик в свое время перепугал все население города, - мрачно откликнулся мужчина, сидевший неподалеку от компании. – В его дворе нашли несколько трупов. Бедняги оказались истерзанными до костей и закопаны в землю. Однако его так и не смогли ни в чем обвинить. Собак этот тип отродясь не держал, на лопатах и прочих инструментах даже намека на кровь не обнаружили. В общем, старик оказался чист. Но с тех пор в ту сторону никто даже днем не ходит. Хотя раньше Перкинсон продавал фрукты из собственного сада.

Джэйни бросила недовольный взгляд в сторону разговорчивого посетителя.

- И что же вы забыли у него?

Немного помявшись, один из компании все-таки решился заговорить.

- Мы шли по дороге через лес и увидели дом. Уж очень красивый он был. А еще сад. Ну, мы и поспорили с Кевином, кто из нас сможет стянуть парочку яблок оттуда незаметно. В общем-то, это был даже не спор, просто азарт. Алкоголь, сами понимаете… - тихо и вкрадчиво объяснял парень. – А потом случилось что-то странное. Кев залез на забор, ну, тот, что закрывает заднюю сторону сада, там деревья растут особенно густо. Он даже сумел сорвать одно яблоко, но, черт возьми… - парень нервно потеребил салфетку, свернув и развернув ее несколько раз.

- Так что же произошло? – спустя несколько молчаливых секунд спросила Джэйни.

- Яблоко… оно… будто бы вывернулось из его рук. Само… Крутанулось так, что Кев едва не свалился с забора. А потом… Потом что-то вцепилось ему в лицо.

- Вцепилось? Что-то? – недоверчиво переспросила женщина, вернувшись к стойке и начиная расставлять чистые стаканы по местам. – Вы шутите?

- Но мэм… Если бы я не видел своими глазами!

Джэйни отказывалась верить в любые потусторонние силы, будь то даже обычный полтергейст, на который иногда жаловались соседи или же знакомые. Все это были лишь сказки, не более того – так всегда говорил отец, и Джэйни свято верила в это.

- Послушайте, вы бросаете свою машину в лесу, успеваете нарезаться по дороге сюда, да еще и вломиться к старику Перкинсону, а теперь рассказываете про то, что какая-то неведомая чушь пыталась цапнуть одного из вас! Да я быстрее поверю в то, что старина Ларри пару раз приложился к его лицу лопатой, чем в какие-то небылицы про монстров! – не пытаясь скрыть улыбку, высказывалась женщина. – Если хотите, я могу оставить вас на ночлег, поздно уже, да и машина ваша далековато, чтобы возвращаться, если вы все-таки хотите уехать отсюда. Но только на одну ночь, - нахмурив брови, Джэйни оглядела четверку. – И вы все будете у меня под присмотром, если надумаете выкинуть что-нибудь подобное!

- О да, малышка Джэйни на многое способна! – насмешливо отозвался Фрэдди, вздергивая плечи.

После этих слов женщина вытащила из-под прилавка ружье, убедительно передернула затвор и вернула его на место. Кто бы что ни говорил, но лишние проблемы ей были совершенно ни к чему. Набрав в небольшую миску теплой воды, Джэйни достала несколько чистых салфеток и кивнула головой в сторону туалета.

- К сожалению, с водой здесь проблемы, красавчик. По коридору дверь направо.

Парень поднялся и, буркнув слова благодарности, скрылся за дверью.


- Я бы на твоем месте не был бы так уверен в себе, Джэйни.

Фрэдди залпом выпил очередную порцию виски и, слегка покачиваясь, все же решил закурить.

- А то что? Чем ты хочешь напугать меня, старый пьяница? – Джэйни неодобрительно посмотрела на пытающегося прикурить сигарету мужчину и, достав зажигалку, поднесла ее прямо к его лицу.

- Благодарю, - заплетающимся языком проговорил Фрэдди, выпуская облако дыма в потолок. – Боже упаси пугать чертовку Джэйни! Но я бы не хотел, чтобы у хозяйки этого замечательного заведения начались проблемы.

- Никак не могу взять в толк, - продолжая хмуриться, женщина протирала чистые стаканы сухим полотенцем, - ты уже пьян и совсем не понимаешь, что несешь, или же тебе еще налить, чтобы не молол всякую чепуху? Шел бы ты спать, Фрэдди, а то я подумаю, подумаю, да и решу вызвать полицию.

- Ну-ну, детка, не кипятись. Я же просто желаю тебе добра и счастья.

- Если ты действительно этого желаешь, то нечего тут болтать всякие глупости, - Джэйни с силой поставила стакан на стойку, отчего тот звякнул, задев пепельницу. – Сейчас ты выпьешь и отправишься спать. А завтра соберешь свои вещички и смотаешься отсюда куда-нибудь подальше.

- Хорошо-хорошо, только не сердись! – и мужчина покачал руками, призывая к спокойствию, а затем умолк на некоторое время.

Джэйни осмотрела зал. Посетителей за время, прошедшее с появлением четверки незнакомых парней, больше не стало. Наоборот, кое-кто уже успел покинуть бар. Две девушки-блондинки все так же сидели за своим столиком, о чем-то беседуя. Трое мужчин, которые каждую субботу заглядывали в «Барсук» после работы, сидели за своим столиком у стены слева. Еще одна пара – парень и девушка – мило улыбались друг другу и переговаривались за соседним с компанией незнакомцев столиком. Трое прибывших сидели тихо и молчали, ожидая своего товарища.

Джэйни совершенно не хотелось думать о том, что сказал тот парень с разодранным лицом. Все это казалось глупым розыгрышем если не этих типов, то уж очередной шуточкой Перкинсона точно. Старина Ларри выжил из ума, когда его жена – уважаемый врач города и просто замечательная женщина Мэри Перкинсон умерла от сердечного приступа в собственной ванной. Старик тогда просто свихнулся. Он остался совсем один, а дети отказались навещать отца, сославшись на его умопомешательство. Однажды Джэйни довелось побывать у него дома – она и еще несколько человек приходили проведать Ларри после похорон. Дом Прекинсонов был похож на рождественскую игрушку – все в нем было пропитано любовью Мэри. Обстановка, семейные фотографии, цветы на подоконниках – казалось, будто бы женщина была где-то рядом, что вот-вот должна была вернуться.

Но Джэйни отлично помнила тот день, серый и дождливый. Дороги в городке развезло, машины то и дело застревали в грязи, а небо, казалось, вылило тогда тонны воды. Они нашли старика на заднем дворе, в саду. Ларри Перкинсон совершенно не желал возвращаться в дом, всячески упирался, вцепившись в одно из старых деревьев, - кривое, с почерневшей корой и тяжелыми высохшими ветками – и выкрикивал проклятия в адрес медицины, которой всю свою жизнь служила Мэри. Они тогда едва уложили его спать, предварительно накачав снотворным. Покидая в тот день дом, женщина чувствовала себя очень скверно. А к вечеру сама слегла с температурой.

Джэйни тряхнула головой, отгоняя нехорошие мысли. Она, конечно же, не верила в какие-то необычные силы или явления – для подобных глупостей существовали пятнадцатилетние девочки, сходящие с ума от популярных сериалов. И все же что-то было не так. Здравый ум подсказывал не лезть в чужие дела, не выяснять ничего и не пытаться помочь чужакам, но совесть не позволяла оставить все вот так, без выяснения обстоятельств.

Когда же здоровяк вернулся за столик, Джэйни с деловым видом подошла к ним, держа в руках блокнот и ручку.

- Ну что, молодые люди, будете что-нибудь заказывать или сразу отправитесь отдыхать? Время позднее, бар скоро закроется.

- Пиво, если можно. Всем, - сказал тот самый парень, что рассказал ей о случившемся.

- Больше ничего не хотите? Виски, коньяк? – но парни единодушно отказались от крепкой выпивки.

Усмехаясь, Джэйни вернулась за стойку. Фрэдди сидел тихо, лишь изредка что-то бурчал себе под нос, растягивая последние несколько капель виски на дне стакана. В баре звучала приглушенная музыка, и времени до закрытия оставалось всего пара часов, когда Фрэдди внезапно поднял голову и заговорил:

- А что если старик действительно приютил нечисть? А, Джэйни? Мы же не знаем, откуда взялись те трупы в его саду? А может быть, это он их убил?

- Что ты несешь, идиот! – Джэйни не сдержалась, ударив ладонью по гладкой столешнице. – Какая еще, к черту, нечисть?! Просто ребятки немного испугались, вот и все. Они же не думали, что в таком убогом месте может кто-то жить, а тут Ларри с ружьем или лопатой. Уж не знаю, чем он там орудовал. А может это была не лопата, а молоток? Или капкан на воров? И потом, полиция ничего не нашла у него, никаких доказательств. Так что заткнись поскорее, пока я сама этого не сделала!

Посетители старательно делали вид, что разговаривали между собой, однако каждый из них то и дело бросал взгляды на стойку. Обстановка складывалась не лучшим образом. Джэйни рисковала своей репутацией, но едва Фрэдди сполз со стула, она мысленно перекрестилась и пообещала себе больше никогда не пускать этого пьяницу в свой бар. Она уже мысленно выдворила Фрэдди за дверь, как тот, пошатываясь, подошел к четверке сидящих за столиком парней и, похлопав одного из них – того самого, чье лицо сейчас украшал внушительных размеров пластырь, - по плечу, ухмыльнулся и, прихватив соседний стул, уселся рядом с ними.

- Здорово тебя… зацепило… - едва выговаривая слова, пробормотал мужчина, указывая на рану. – А что, это… действительно были яблоки?

Стараясь не смотреть на своего нового собеседника, здоровяк пожал плечами.

- Эй, ты же сам сказал! – продолжал напирать Фрэдди, подсаживаясь все ближе и ближе. А когда его стул стоял уже практически вплотную к стулу парня, Фрэдди громко шепнул тому в самое ухо: - Говорят, они едят людей!

Парень резко отстранился от пьяного мужчины, оглядываясь по сторонам.

- Ты чего несешь? – презрительно бросил он, стараясь не поддаваться на провокации.

- А что, разве не такое с тобой случилось? – ухмыляясь, Фрэдди покивал головой, намекая на ссадину.

- Твое какое дело? – буркнул парень, а затем сделал большой глоток из бутылки. – С тобой мы это не обсуждали. И вообще, тебе, кажется, уже пора! – и он кивнул головой в сторону стойки.

Джэйни как раз вернулась из подсобки.

- Оу, извини. Нет, так нет, - Фрэдди поднялся, возвращая стул на место, и нетвердой походкой двинулся к выходу. Джэйни смотрела ему в след, надеясь на то, что этот пьянчуга никогда больше не покажется в ее заведении. День для нее не задался с самого утра, а присутствие Фрэдди и четырех малознакомых парней, да еще с какими-то бредовыми россказнями, откровенно разозлили ее. Сделав несколько глубоких вдохов, Джэйни налила в стакан воды, и уже было собралась выпить ее, как вдруг Фрэдди, дошедший до двери, внезапно остановился и развернулся к посетителям. Отставив стакан в сторону, женщина приготовилась к неприятностям. И они не замедлили появиться.

- Что, малыши, выгоняете Фрэдди, да? Ну, так Фрэдди уйдет. Только сначала заглянет к старику Перкинсону за яблочками. В его саду растут замечательные яблоки, не правда ли, Кевин? – мужчина повернулся в сторону четверки, что сидела неподалеку. – Ну, что молчишь, сынок? Разве ты не успел понять, каковы на вкус эти яблоки? Полез в чужой сад, перепугал старину Ларри, а сам даже не укусил ни одного яблока! – пьяный азарт ярко блестел в его глазах, и не трудно было догадаться, что последует далее за всем этим.

Джэйни взяла ружье и направилась прямиком к мужчине. Терпение ее иссякло, и она готова была пристрелить недоумка прямо в собственном баре.

- Послушай меня, Фрэдди! Если сейчас ты не заткнешься, я разнесу твои мозги по всему «Барсуку». И мне будет плевать на то, что потом скажет полиция. Я уже тысячу раз пожалела, что впустила тебя. Но я сделала это лишь потому, что пожалела беднягу, которого уволили с работы! Знаешь, кто ты, Фрэдди? Ты неудачник! Потому что все, на что ты способен, это молоть языком всякую чушь. Не припомню такой работы, где мог бы потребоваться твой талант! – и женщина вскинула ружье, прицеливаясь.

- Ну, Джэйни, детка, стреляй! Давай же! Фрэдди готов умереть за правду! За истинную правду! А знаешь, в чем она заключается? В том, что в этом саду действительно происходит какая-то чертовщина! – не испугавшись направленного на него дула, мужчина сделал шаг вперед. – Что-то здесь не складывается, Джэйни! Сначала трупы, потом люди, теперь вот парнишка утверждает, что его укусило что-то! Нет, ты только подумай! Что-то, чего он даже не смог разглядеть! – Фрэдди повысил голос, продолжая наступать на Джэйни. – Кто бы мог подумать, что в саду этого старого маразматика может водиться нечто страшное?! А Фрэдди знает! Да! Он даже готов поспорить, что сад этот нечист! А вы все – трусы!

- Еще один шаг, и я выстрелю, - спокойно ответила Джэйни, целясь ему прямо в голову.

Мужчина развел руками и ехидно улыбнулся. Обстановка в баре накалилась. Девушки уже не беседовали, а испуганно смотрели на участников инцидента, ожидая развязки. Мужчины, что сидели в сторонке, приготовились к тому, что придется быстро и эффективно прийти на помощь владелице бара. Четверка же парней, из-за которых и началась вся заварушка, сидели на своих местах, потягивая пиво, и каждый их них время от времени бросал косые взгляды в сторону девушек-блондинок. Кажется, их одних не интересовало происходящее.

- Я вот что подумал, Джэйни, - после нескольких минут тишины произнес Фрэдди. – Я сейчас пойду к Перкинсону и соберу там яблочек, чтобы ты утром могла порадовать посетителей своим знаменитым яблочным пирогом. Да, именно так! – затем он повернулся к парням. – Эй, ребятки, не хотите ли отправиться на прогулку?

- Иди к черту, папаша! – огрызнулся тот, которого звали Кевином.

Фрэдди злобно цыкнул, но остался стоять на месте. Не опуская ружья, Джэйни наблюдала за происходящим, готовая в любой момент выставить всех, если того потребует ситуация. Время неумолимо приближалось к закрытию. Наконец Фрэдди не выдержал.

- Что, сынок, испугался? Боишься, что монстр окажется настоящим и решит закусить тобой? – мужчина деланно расхохотался. – Один разок цапнули за мордашку и все, в штанишки наделал? Ты же мужик, Кев! – заговорщически прошипел Фрэдди, боком подбираясь к своей цели и краем глаза наблюдая за Джэйни.

- Эй, ты чего еще надумал? – окрикнула его Джэйни. – Собрался валить отсюда? Ну так действуй!

- Послушай, детка, эти малыши боятся! Ты видишь? Они поверили в сказку про страшное чудовище, и теперь боятся испачкать штанишки перед сном!

- Мне плевать, кто там и чего боится! Я в последний раз прошу тебя уйти. По-хорошему прошу. Следующий раз станет для тебя последним, Фрэдди.

Джэйни изо всех сил сдерживала свою ярость. Выходки Фрэдди разозлили ее не на шутку, но что-то в его словах задело ее. А что если этот сад действительно не такой простой, как кажется на самом деле? Она отлично помнила старое засохшее дерево на заднем дворе дома Перкинсонов. Уродливое, кривое и покрытое странными наростами, оно росло в самом дальнем углу. И именно рядом с ним они нашли старика в тот день. Женщина поежилась, но тут же выпрямила спину, стараясь не показать того, что она чертовски устала за целый день.

Но Фрэдди не унимался. Он все больше и больше говорил о том, что истории про сад Перкинсонов вовсе не выдумка.

- А ты, малыш, я смотрю, все еще не можешь в себя прийти от случившегося. Да тебя, поди, кошки ободрали, когда ты на дерево залез, а ты тут же побежал жаловаться мамочке, - ехидно посмеивался мужчина.

Со стороны казалось, что он вовсе не был пьян. Разговоры о какой-то чертовщине вдохновили его настолько, что мужчина даже приободрился.

- Отвали от меня, старикан! - наконец вспылил парень, поднимаясь с места. – Шагай отсюда, пока живой!

Они стояли рядом и сверлили друг друга ядовитыми взглядами. Ни один не хотел уступать. Фрэдди, алчущий подколоть нерадивого воришку, и парень, искренне желающий разнести идиоту башку, лишь бы тот скорее заткнулся.

- А то что? – радостно отозвался Фрэдди.

- Скормлю тебя тем самым яблокам, ублюдок! – рявкнул громила, хватая мужчину за рубашку и чуть притягивая его к себе.

- Их не существует! – растягивая гласные, пропел мужчина, пощелкав пальцами перед носом противника. – Все это бред! Россказни мамаш для своих малолетних детишек.

Ситуация была более чем напряженная. Уже все посетители бара, не скрывая беспокойства, смотрели во все глаза на конфликт, ожидая его развязки.

- Не существует?! – взревел бугай, отталкивая Фрэдди в сторону. – А вот это мы сейчас пойдем и проверим! Я лично достану для тебя парочку! И пусть они отгрызут тебе язык, чтобы ты заткнулся раз и навсегда!

- Отлично! Собирайся! Мы идем в гости к Перкнисонам.

- Вы чего это удумали? – всполошилась Джэйни, когда компания начала собираться следом за Фрэдди. – А ну стойте! Никуда вы не пойдете.

- Погоди, Джэйни, не волнуйся. Мы просто сходим в этот дивный сад, и я докажу этим чувакам, что ничего особенного у Перкинсона нет, кроме него самого, выжившего из ума.

Фрэдди выглядел более чем довольным. Он добился своего и теперь желал добить противника – вытащить его на место преступления.

- Ничего не желаю знать! – Джэйни помотала головой, демонстрируя свое несогласие. – Что еще за глупости такие? Время уже позднее. Перепугаете старика, а тот, чего доброго, полицию вызовет!

- Да ничего страшного, детка! Мы просто сходим и посмотрим на его сад, - проговаривая каждое слово, спокойно произнес Фрэдди. – Всего лишь посмотрим. Ничего страшного. Надо же успокоить малышей.

И в этот момент громила толкнул Фрэдди в плечо.

- Не тормози. Я тебя первого затолкаю в эту дыру. И буду смотреть, как тебя сожрут эти твари.

- Значит так, я иду с вами, - решительно вздернула плечи Джэйни, глядя на часы. – Уважаемые посетители, мы закрываемся.
Все присутствующие тут же зашевелились, спешно покидая бар.

- Эй, а что, никто не хочет стать свидетелем позора этого малыша? – Фрэдди в недоумении оглянулся по сторонам, но никто на него не обращал внимание. В отчаянии мужчина пнул рядом стоящий стул, и в этот момент к нему подошли те трое мужчин, что сидели неподалеку и слышали весь разговор от начала и до конца.

- Послушай, чувак, мы хотим посмотреть на это. Тем более что в городе уже давно ходят байки про сад этого старика. Кто знает, а может быть там на самом деле живет какая-нибудь нечисть. Проверим, а заодно и миф развеем, - и мужчина в темно-коричневой кожаной куртке похлопал Фрэдди по плечу. – Я – Фрэнк. А это Билли и Сэм.

Они пожали друг другу руки. В это время Джэйни уже закрывала входную дверь изнутри, на ходу натягивая куртку. Пусть погода и была теплой и душной, все-таки близилась осень, а подхватить простуду в разгар урожайного сезона ей совсем не улыбалось. В эти дни посетителей было гораздо больше, а соответственно и выручка за день получалась не маленькая. К тому же Джэйни втайне мечтала встретить какого-нибудь заезжего торговца и уехать вместе с ним в неизвестном направлении, подальше от этого захолустья со всеми его причудами и странностями.

Он вышли через черный ход. Джэйни закрыла дверь на замок и поплотнее закуталась в куртку. Душный ночной воздух будоражил все чувства сладкими, даже приторными, ароматами. Ей никогда не нравилась осень в этом городе. Липкие запахи созревших плодов и тучи насекомых, которые слетались на сладкое, раздражали больше, чем отсутствие выручки. Джэйни оглянулась. Мужчины суетились, выясняя, у кого из них есть машина, чтобы доехать до дома Ларри Перкинсона.

- Отсюда через лес совсем недалеко. Мы сможем дойти пешком, - Джэйни махнула рукой в сторону темнеющего леса, вглубь которого убегала небольшая ухоженная тропинка.

Она была еще подростком, когда мать посылала ее к Перкинсонам за яблоками. Тогда они только переехали сюда, и Джэйни еще не знала всех странностей этого небольшого городка, не знала его легенд и страхов.

По дороге к намеченной цели мужчины тихо переговаривались между собой, изредка подшучивая над Фрэдди. Тот в свою очередь цеплялся к парням, что угрюмо шли в сторонке, не обгоняя их. Складывалось впечатление, что им было все равно, что они были уверены в своей правоте, и теперь шли на место преступления, чтобы доказать неверующим истину.

В лесной тиши Джэйни чувствовала себя неуютно. То и дело ей мерещились неясные тени, и она старалась не отставать от мужчин. Какой черт ее дернул пойти вместе с ними, она не понимала, ведь гораздо спокойнее было бы остаться дома, заварить себе крепкого английского чая, сделать вкусных бутербродов и усесться перед телевизором, чтобы посмотреть новую серию любимого сериала, а не вздрагивать каждый раз от шороха в кустах. Ночное небо плыло над лесом, накрывая своим звездным покрывалом город. Такие ночи случались здесь только в августе, именно в период созревания плодов яблони. Ночные птицы негромко перекликались, время от времени затягивая будоражащую душу песню. Джэйни прислушалась. Где-то вдали пел козодой. До дома Перкинсонов оставалось всего несколько сотен метров.


- Что будем делать, Фрэдди? Свет в доме горит. А что если старик не спит и поджидает гостей? – остановившись неподалеку от заброшенного дома, спросил мужчина, которого звали Сэм. Он выглядел позитивнее всех остальных и даже пытался шутить относительно капканов на воров.

- В этом доме постоянно горит свет, - откликнулась Джэйни. – Даже днем. Наверное, это успокаивает его.

- Мы же не будем шуметь. Просто тихо заберемся в сад с задней стороны. Там, где геройствовали наши малыши, и соберем немного урожая. Думаю, Ларри не обидится. Ему эти яблоки уже без надобности. Он лет пять уже не продает их, с тех пор как его жена отправилась в мир иной. Старик совсем помешался, поэтому будьте внимательны. Вдруг он и правда караулит чужаков где-нибудь в кустах с лопатой.

- А собака? – неожиданно подал голос один из парней четверки. Он стоял в тени раскидистого клена, остальных почти не было видно.

- Перкинсоны никогда не держали собак. У Ларри аллергия на собачью шерсть. Да они их терпеть не мог, за километр обходил. Всегда считал, что ухаживать за деревьями дело более благодарное, нежели за этими четвероногими тварями, - горько усмехнулась Джэйни, вглядываясь в полутьму, где сейчас скрывалась компания парней. – Его жена очень любила комнатных собак, но из-за мужа никогда не держала их дома.

- Значит, путь свободен? – довольно хмыкнул парень с расцарапанным лицом. Кажется, его звали Кевин.

Джэйни еще несколько раз оглянулась по сторонам. Что-то подсказывало ей, что она ввязывалась в очень нехорошую авантюру, которая могла навредить не только ей, но и ее заведению, и все же она шла за этими людьми, чтобы удостовериться в том, что городской миф о саде-убийце был всего лишь мифом.

- Отважный малый крадется во тьме к дьявольскому саду, чтобы испытать судьбу, а заодно и свою физиономию на прочность в очередной раз! – театрально парировал Фрэдди, закуривая. - Малышу не терпится обновить подгузник? Или мама дома заждалась? – в темноте вспыхивала маленькая красная искра.

- Заткнись! – рыкнул парень, выступая вперед. – Что бы там не говорили, а первым полезешь именно ты.

Фрэдди наделано поперхнулся дымом и, стараясь откашляться, ухватился за плечо Кевина.

- С чего ты взял, красавчик? Это же тебе примерещилось тут черти что, вот и лезь туда первый. Как соберешь яблочек, так и вылезешь обратно. А твои дружки тебе помогут.

- Ладно, Фрэдди, не кипятись, - добродушно отозвался Фрэнк. – Мы пойдем туда все вместе и все разузнаем.


Высокий дощатый забор закрывал едва ли не половину дома. Старые полусгнившие доски были изъедены жуками, от них исходил сладкий приторный аромат гниения, и Джэйни едва не стошнило от такого резкого запаха. На мгновение ей вспомнился дедушкин подвал, где нередко доживали свою жизнь яблоки, которые оставались от продажи, и девать их уже было некуда. Яблоки лежали там до поздней осени, отчего в подвале стоял невообразимый запах кислятины, разложения и еще чего-то омерзительного. Этот запах всегда ассоциировался у Джэйни со смертью, поэтому она не любила ездить к дедушке, особенно осенью.

Фрэнк немного пошарил ладонями по доскам, брезгливо морщась и каждый раз отряхиваясь от гнили, которая приставала к рукам, и, слегка надавив на один из сегментов, чуть отодвинул его в сторону, открывая узкий проход в заборе. Переглянувшись, мужчины один за другим тихо нырнули в дыру, скрываясь в темноте. Джэйни нервно кусала губы, стараясь не выдать волнения, которое начало медленно перерастать в панику.

- Эй, ты идешь или нет? – внезапно раздавшийся шепот из зияющей дыры в заборе напугал ее.

Джэйни колебалась. Здравый смысл гнал ее домой, отчаянно крича о том, что затея с экскурсией в сад Перкинсонов была глупой и бессмысленной, но любопытство тянуло вперед, и поэтому женщина шагнула к дыре.

- Ну и что здесь такого? – хмыкнул Фрэнк, оглядываясь по сторонам.

Вокруг них густо росли деревья, большинство из которых являлись яблонями самых различных сортов. В саду стояла тишина, нарушаемая лишь стрекотом ночных насекомых и перекликиванием где-то в самой глубине леса птиц. Теплый воздух был наполнен смесью тяжелого сладкого аромата перезрелых яблок, кое-где уже начинающих подгнивать, и сырой земли.

Когда же за спиной раздался тихий шлепок, Джэйни дернулась в сторону и резко обернулась, однако ничего необычного не заметила.

- Яблоки, - раздался рядом тихий и вкрадчивый голос. – Ничего особенного. Слишком долго висят, потому начинают гнить, затем падают, и если их не собирать, то они уходят в землю, которую необходимо питать. В благодатной земле новые семена дают новые всходы. – Голос стих, а через несколько мгновений продолжил: - Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва*.

Они прошли немного вперед. Деревья в этой части сада росли достаточно густо, и на каждом из них висело не меньше трех-четырех десятков яблок. Мужчины молчали, компания парней же ехидно хмыкала, время от времени вставляя глупые комментарии. Когда же разговоры вокруг внезапно смолкли, и Джэйни почувствовала какое-то движение по левую сторону от себя. Оглянувшись, она своими глазами увидела, как на землю упало красное яблоко и подкатилось прямо к ногам мужчины, которого звали Сэм. Не успела она окликнуть его, как яблоко открыло самый настоящий рот и вонзило длинные клыки в ботинок мужчины. Сэм вскрикнул и тут же затряс ногой, пытаясь скинуть с себя плод, но тот только глубже вонзился в грубую материю ботинка.
- Черт, что это за хрень такая? – в недоумении воскликнул мужчина.

Джэйни, не отрываясь, смотрела на яблоко, с неистовой алчностью пожиравшее обувь Сэма. Она даже не моргала, боясь пропустить что-то важное. И оно не замедлило появиться. Несколько шлепков раздалось справа и слева женщины, но Джэйни даже не пошевелилась. Страх парализовал ее, впрыснув свой яд в кровь.

- Эй, чего стоите?! – застонав от боли, размахивая руками и пытаясь устоять на ногах, выкрикнул мужчина своим друзьям и тем, кто сейчас во все глаза смотрел на живое яблоко, прицепившееся к его ноге.

Плод с жадным чавканьем вгрызался в ногу своей жертвы, не давая ей возможности сделать даже шаг, чтобы хоть немного приблизиться к людям, которые сейчас пребывали в шоке от увиденного.

- Эй! Снимите его с меня! Черт, как же больно! – протяжно взвыл мужчина, все еще продолжая судорожные попытки сбросить яблоко, но оно лишь продолжило свою деятельность с еще большим рвением.

Джэйни заметила, что из-под клыков плода начали появляться первые струйки крови. Сначала тонкие, едва заметные, капля за каплей скатывающиеся с разодранной ткани джинс, а затем более сильные, пачкающие остатки обуви и штанины. Сочный чавкающий звук раздавался в мертвой тишине сада. Он оглушал. Джэйни даже не слышала, как смолк козодой и перестали стрекотать насекомые. Она слышала только неистовый шум в ушах. Сердце колотилось как сумасшедшее, стараясь выпрыгнуть из груди. Когда же Сэм упал на колени, Джэйни наконец-то пришла в себя.

- Чего же вы стоите?! Помогите же ему! Эта тварь сейчас сожрет его! – и она силой толкнула в плечо застывшего в немом шоке Фрэдди, но тот только покосился на нее и пару раз кивнул головой.

- Да… Да… Сейчас… - лепетал Фрэнк себе под нос, пытаясь найти что-нибудь, чем можно было отшвырнуть вцепившееся в плоть мужчины яблоко.

Он бездумно шарил по земле руками, не отрывая взгляда от того, что происходило с его другом. А когда ему под руку наконец-то попал сухой трухлявый сук, со всех сторон послышались глухие шлепки.

- О, черт! Они везде! – крикнул Фрэдди, пятясь назад. Прямо к нему катились три спелых желтых яблока. На мгновение Джэйни показалось, что она ощущает их вкус – сладкий, даже немного приторный, красивая желтая кожица так и манила вонзить в нее зубы, разодрать сахаристую мякоть и съесть до самых косточек.

- Уходим отсюда!

Неловко развернувшись, Фрэдди толкнул ее, отчего Джэйни едва не упала на землю, но удержавшись на ногах, быстро сориентировалась и уже во всю мчалась туда, откуда они пришли – к дыре в заборе. Она слышала за спиной ускоряющиеся шаги и тяжелое дыхание. Она не оглядывалась. Кто бы это ни был, ей уже было наплевать. Страх гнал ее вперед, сквозь деревья, которые цеплялись за волосы длинными ветками, хлестали ее по лицу, и после каждого столкновения с таким препятствием, Джэйни слышала глухие удары о землю, после чего все вокруг заполнялось шуршанием травы и неясными звуками, похожими на статические помехи.

- Джэйни, стой! – за спиной раздался полный неподдельного ужаса голос Фрэдди. – Стой, Джэйни! Ты не туда бежишь!

Но она не оборачивалась. Единственным ее желанием сейчас было как можно быстрее сбежать отсюда, вырваться на свободу, и уехать. Бросить все к чертям собачьим и уехать подальше от этого проклятого города. Джэйни чувствовала, как по спине бежали мурашки, едва она представляла себе того парня, Сэма, и то, что могло с ним стать. Позади раздался глухой вскрик, и очередная жертва захлебнулась жалобными звуками, словно подавилась воздухом.

- Джэйни, стой! – запыхавшийся голос раздался совсем рядом, и Джэйни почувстовала, как ее схватили за руку. – Стой!

Он едва не растянулась на холодной влажной земле. Сердце отчаянно колотилось, намереваясь вырваться и сбежать быстрее своей хозяйки. Ее трясло от страха, а по вискам катился ледяной пот. Перед глазами возникло перекошенное лицо Фрэдди. Мужчина выглядел более, чем безумно. Черные глаза буквально вылезали из орбит, а зубы мерно отстукивали барабанную дробь. Это был не страх, это было безумие, перемешанное с паникой и желанием выжить любой ценой. Джэйни инстинктивно вцепилась в мужчину, стараясь не смотреть по сторонам.

- Отпусти меня, слышишь?! Не останавливай меня! – истерически закричала она, начиная дергать Фрэдди. – Я хочу выбраться отсюда!

- Но Джэйни…

- Черт бы тебя побрал с твоими идиотскими шутками! Ты же знал! Знал, что здесь будет и поэтому нарочно потащил всех сюда! Ты знал!

Джэйни колотила мужчину в грудь, совершенно не осознавая своих действий. Паника внутри нее кричала во все горло, заставляя бежать без оглядки. Внезапно она остановилась. Позади Фрэдди, по мокрой черной земле к ним катились несколько красивых красных яблок. Взвизгнув от ужаса, она попятилась назад и, развернувшись, бросилась в темную глубь сада.

- Нет, Джэйни! Нет! Там же… - но договорить он не успел.

Джэйни лишь услышала захлебнувшийся крик и громкое чавканье. Зажав уши руками, она бежала вперед, но забор, через который они пришли в это чудовищное место, не появлялся. Свернув немного левее, вспоминая все дебри, сквозь которые они шли, женщина судорожно металась между деревьями, запутываясь в тропинках все больше и больше. В какие-то моменты ей казалось, что она видела вдали сереющие доски спасительного ограждения, но стоило ей приблизиться, как видения приобретали очертания дома или же хозяйственных построек, и Джэйни в панике разворачивалась обратно, сбиваясь с ног, запинаясь о камни и корни, торчащие из земли.

Она уже давно потеряла всю компанию из виду. Думать о том, что случилось с тем парнем, Сэмом, и Фрэдди Джэйни не хотела, но все увиденное упрямо и настойчиво вставало перед глазами. Не выдержав напряжения, женщина рухнула на колени, закрывая глаза руками и начиная рыдать. Громко, в голос, истерика накатила мощной волной, смывая все границы осторожности. Джэйни было плевать на то, что старик Перкинсон мог ее услышать.

Теплая и душная ночь, полная тягучих и липких запахов резко сменилась пронизывающей до костей ледяной ловушкой. Джэйни видела, как при каждом судорожном выдохе изо рта вырывался пар, а сидеть на земле стало невозможно. И тут внезапно рядом раздался знакомый вкрадчивый голос:

- Мэм, вы в порядке?

Джэйни резко обернулась. Позади стоял парень, что рассказывал ей с испуганным видом историю про то, как компания четверых идиотов забралась в сад. Он смотрел на нее и нагло скалился, а в руках у него была лопата. Дернувшись в сторону, Джэйни резко выдохнула, быстро переводя взгляд с лопаты на парня. Даже в темноте она видела сумасшедший блеск в его глазах.

- Ты? Что… Что ты делаешь?

- Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва. Все кончено, Джэйни, - произнес он тихо, словно пытался убедить ее в том, что все хорошо и нет причин для беспокойства.

Она попятилась назад, все быстрее и быстрее, ощущая нестерпимое желание закричать, но в горле словно комок застрял, мешая произнести даже слово. Парень медленно наступал, угрожающе покачивая в руках орудие и позволяя ей увеличить расстояние между ними. Быстро поднявшись на ноги, Джэйни стремительно развернулась, чтобы попытаться сбежать от своего преследователя и тут же наткнулась на что-то, лежащее на земле. Опустив взгляд, она тут же зажала рот ладонью, чтобы не сорваться на крик – под ногами валялись обглоданные части тела. Но едва Джэйни заметила остатки ткани в черно-красную клетку, как не сдержалась и закричала. Остатки трупа принадлежали Фрэдди – только он носил такую рубашку. Кровавое месиво из плоти и внутренностей валялось на земле, а вокруг него копошились разноцветные глянцевые мячики.

- О боже! – захлебываясь слезами, прошептала Джэйни, делая шаг назад.

И в этот же момент со всех сторон послышался глухой стук. Что-то падало на землю, шуршало в траве и быстро приближалось. Она не успела даже моргнуть, как дюжина круглых и спелых яблок приблизилась к ней, обнажая в полутьме свои острые клыки. Попятившись назад, Джэйни стремительно развернулась и бросилась бежать сквозь садовые заросли. Страх гнал и гнал ее, не давая даже дышать. Словно загнанный зверь она металась по саду, пытаясь найти выход, бросаясь на забор в надежде на чудо, но все было напрасно. Заветное место со сломанной доской так и не находилось. Неожиданно шорохи за спиной стихли. Джэйни обернулась, размазывая слезы по лицу, и ужаснулась. Отступать было некуда. Все вокруг было усыпано страшными существами, которых она не могла представить и в кошмарном сне. Никогда Джэйни не думала о том, что в один прекрасный момент станет жертвой обычных яблок. Тех, что всегда росли в саду ее матери и бабушки. Тех, что в огромном количестве росли повсюду в городе. И вот сейчас они лежали в короткой стриженой траве – дикие, жаждущие крови и живой плоти.

Они медленно двигались к своей цели, подкатывая все ближе и ближе. Прижавшись спиной к старому дощатому забору, Джэйни отрывисто вздохнула и вздернула плечи. Ясное звездное небо затянула плотная пелена туч, сквозь которые едва-едва проглядывала полная луна. Морозный воздух холодил тело, забираясь под одежду. Она смотрела на них сквозь пелену застывающих слез.

- Тебе не выбраться отсюда, Джэйни, - голос прозвучал в тишине как выстрел. – Настало время нового урожая.

Женщина вздрогнула и, быстро развернувшись лицом к забору, в отчаянии принялась царапать и колотить по трухлявым доскам, в надежде пробить себе дыру. Где-то вдали снова запел козодой.


- Странно, «Барсук» до сих пор закрыт. И Джэйни я не видела с прошлой недели.

Пожилая пара озадаченно потопталась возле запертой двери бара с вывеской «Закрыто» и вернулась к припаркованной на стоянке машине.

- Как думаешь, с ней все в порядке?

- Видимо она все же встретила своего принца и уехала отсюда, - женщина приятно улыбалась, прикрывая глаза от солнца ладонью и вглядываясь в темные окна пустого здания.

- Тогда пусть будет счастлива. Она это заслужила.

@темы: R, Джен, Мини, Ориджиналы

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Внутри и снаружи...

главная