22:20 

Мой любимый художник - 2 (Глава 5)

Можно ли простить врага? - Бог простит! Наша задача организовать их встречу.
Глава 5


- Эй, Кагами, опаздываешь! – темноволосый парень ехидно ухмыльнулся, наклоняясь и затягивая шнурки на кроссовках.

- Иди к черту, Имаёши! – он плюхнулся на скамейку, вытягивая ноги. – Даже не думай, что я пойду с тобой на эту чертову площадку еще раз! – и парень покачал головой, отчего захрустели шейные позвонки.

- Что, стареешь? – тот, которого звали Имаёши, рассмеялся. – Что-то ты совсем расклеился, Кагами. Неплохо было бы подтянуться немного, потренироваться, разогреть мышцы. Как ты собрался выступать через месяц?

- Вот же черт, - буркнул Кагами, чувствуя, как медленно начало падать настроение. Он совершенно забыл о том, что совсем скоро их группе суждено было выступить на фестивале. – И зачем я согласился на твою авантюру…

Но Имаёши только пожал плечами в ответ. Кагами вздохнул. На самом деле никто никого не уговаривал и никто ни на что не соглашался. Их группе, как самой лучшей из всех, предложили выступить на открытом фестивале уличных танцев, и все, как один, согласились. Кагами поморщился. Он тоже там был. И тоже прыгал от счастья, когда Имаёши все разжевал ему насчет выгоды и последующих плюсов от выступления. Он согласился. И даже сам заставил всех собираться по три раза в неделю, чтобы как следует подготовиться к выступлению. А вот теперь, непонятно почему, его одолела жестокая лень и нежелание что-либо делать. И последние две недели он отчаянно прогуливал все сборы, репетиции и обычные спонтанные выступления, которые порой они организовывали только ради того, чтобы развлечь жителей этого города.

А пару дней назад этот мерзавец Имаёши все-таки вытащил его на баскетбольную площадку, размяться, вспомнить, что такое движение и все в таком же духе. Кагами потянулся и тут же скривился, ощутив неприятные покалывания в спине. Небольшая игра пошла ему на пользу, расшевелила и заставила снова взяться за ум, но после нее он чувствовал себя как старая отцовская колымага, которая скрипела и пыхтела на каждом метре. А сегодня Имаёши позвонил и заставил его прийти в студию, чтобы обсудить план фестивального выступления.

- В следующий раз я не поведусь на твою аферу, - бухтел Кагами, убирая в спортивную сумку наушники. Расставаться с музыкой в очередной раз не хотелось, но решить все организационные дела было просто необходимо.

- Хорошо-хорошо, ты только угомонись, Кагами, - ядовито улыбаясь, парень ходил по просторному помещению, нетерпеливо поглядывая на часы. – Из-за тебя, Тайга, вся группа разленилась.

- Это почему же из-за меня? – чувствуя некоторую скованность в движениях, Кагами прибавил звук на плейере, вставляя его в специальное устройство-колонку. – Я никого за собой не тянул.

- Да-да, знаю-знаю, ты сам решил, сам сделал. Ты идиот, Кагами, вот что я хочу сказать.

- Эй, полегче! – вспылил он, оборачиваясь к партнеру по команде. – Если я что-то решил, то это не значит, что мое решение распространяется на всех! В конце концов, ты мог заставить их всех ходить сюда.

- А кто у нас тут лидер? Напомни мне, а то я что-то подзабыл. Кто два года назад собрал нас и пообещал мировую славу? Кто умолял меня дополнить команду, потому что вам не хватало одного человека для нормального состава? – Имаёши стоял возле окна, вглядываясь в сгущающиеся сумерки. – Между прочим, все это была твоя грандиозная идея! – парировал он, обрывая товарища на полуслове.

Кагами стоял посреди зала, вслушиваясь в музыку. В последнее время ему все меньше нравилось то, что подкидывал ему Имаёши или же другие члены команды. Все было какое-то однообразное, скучное, а ему хотелось развернуться, выплеснуть накопившуюся энергию, сделать что-нибудь такое, что запомнилось бы другим. Но сейчас все зависело от того, как быстро он сможет прийти в форму, и насколько расслабились его сокомандники, которые опаздывали все, как один, на полчаса.

Такое безответственное отношение к репетициям и тренировкам доводило Кагами до бешенства. Сжав кулаки и стараясь не разговаривать лишний раз, он принялся вспоминать движения, из которых должно было состоять их выступление на фестивале. Они так и не собрались с группой, чтобы пересмотреть все возможные варианты движений и их вариаций, а так же не обсудили спонтанные моменты, которые не раз случались во время уличных выступлений. Такие танцы Кагами любил больше всего.

Повторив несколько разминочных движений, Кагами остановился, оглядываясь на Имаёши. Тот все еще стоял возле окна и тихо посмеивался в кулак, глядя на него.

- Чего смеешься? – тут же насупился он.

- Выглядишь, как пингвин на льдине.

- Ты сегодня просто напрашиваешься на комплимент с размаху! – он взбесился.

И хотя Кагами знал о том, что больше всего на свете Имаёши любил поиздеваться над ним, стерпеть такое от партнера по команде он просто не мог. Чувствуя, как ярость затапливает все разумное в его голове, он подскочил к парню и тут же вцепился ему в футболку:

- Послушай меня, Имаёши, - зарычал он. – Если однажды я допустил где-то ошибку, то это не значит, что я повторю ее снова! Все люди ошибаются, и даже ты! Если хочешь, я напомню, где мы с тобой встретились, и что ты делал до того, как я предложил тебе создать команду! И еще, не стоит…

Но Имаёши спокойно отстранился от взбешенного товарища и, махнув рукой, снова отвернулся к окну.

- Знаю-знаю. Не стоит тебя недооценивать. Я запомнил, Кагами, можешь больше не повторять.

- Вместо того чтобы умничать, лучше бы позвонил этим балбесам и поторопил бы их, - сквозь зубы буркнул Тайга, возвращаясь в центр зала.

- Это твоя группа, ты и решай, что с ними делать.

Кагами неожиданно остановился и обернулся. Имаёши стоял возле окна, продолжая всматриваться в сумеречную полутьму. Тишина, повисшая в помещении, намекала на несостоявшуюся ругань, и от этого на душе заскребли кошки.

- Эй, ты обиделся что ли? – стараясь не шуметь, Тайга позвал товарища, но тот демонстративно делал вид, что не слышит. – Имаёши!

Резко выдохнув, Кагами направился к парню. Не стоило говорить о прошлом, учитывая то, что сам Кагами был далеко не положительным героем во всей этой истории. Нередко, в порыве вспыхнувшей злости, он напоминал Имаёши о том, каким образом возникла команда, но потом, опомнившись и придя в себя, старался загладить свою вину. В последнее время все в команде держалось на честном слове, и фестиваль был единственной надеждой на воссоединение и продолжение танцевальной карьеры.

- Кончай дуться, тебе не идет! – оказавшись рядом, Кагами хлопнул товарища по плечу. – Ну, их к черту, этих балбесов, пойдем лучше еще разок сыграем в баскет.

Некоторое время Имаёши молчал, изображая недовольство и вселенскую обиду, затем ухмыльнулся и произнес:

- Кагами, хреновый из тебя лидер, скажу я тебе, но команду собрать все же надо. И не для того, чтобы в очередной раз разораться из-за того, какие все лентяи, этому, собственно, есть неплохой пример, а для того, чтобы мы смогли выступить на фестивале и не облажаться, как это едва не случилось пару месяцев назад, когда мы ездили в Осаку.

Кажется, это была самая длинная речь, которую позволил себе Имаёши с тех пор, как оказался в команде. Кагами стоял, раскрыв рот, и смотрел на товарища, обдумывая его слова. Имаёши был прав – распускать команду тогда, когда на носу светилась поездка в Токио, было неблагоразумно. Но в то же самое время перспектив впереди не проглядывало никаких. Будущее рисовалось однообразным и унылым, и совершенно не связанным с танцами. А этого ему хотелось меньше всего. Пахать в каком-нибудь безликом офисе до конца жизни, мотаться из одного конца города в другой на метро и практически не иметь возможности побывать там, где хочется, потому что бесконечная работа забьет все свободное и несвободное время.

Его буквально передернуло, едва перед глазами на мгновение возникла вся расписанная жизненная перспектива. Кагами тряхнул головой, отгоняя дурные мысли. Чтобы не допустить подобного развития событий, необходимо было как можно скорее собрать группу заново и начать готовиться к фестивалю.

А пока он раздумывал над тем, с чего бы начать, Имаёши тихо и спокойно, но довольно жестко объяснял по телефону очередному сокоманднику, что от того требовалось в ближайшие несколько недель в целом и следующий час в частности.

- Кагами, а что с Ханамией?

- А что с ним? – Тайга почесал в затылке, вспоминая, когда он в последний раз видел этого странного парня, однако ничего не приходило в голову.

- Если бы я знал, то не спрашивал бы, - хмыкнул Имаёши, набирая еще один номер. – Вот черт, и этот тоже не отвечает. Не понимаю, что происходит?

- Да что происходит-то? – больше всего Кагами бесило, когда Имаёши начинал говорить загадками.

- Кагами, я поражаюсь твоему умению не въезжать в дела группы. Ты хотя бы интересуйся иногда жизнью своих товарищей, если хочешь чего-то добиться вместе с ними.

- Хорош учить меня, что делать, - зло буркнул Тайга, однако любопытство взяло верх. – Так что там такое?

- Ханамия не отвечает на звонки. И не просто не отвечает, а телефон отключен. Причем оба номера. Я не могу до него дозвониться.

- Подумаешь, важность. Этот тип никогда не удосуживался ответить на звонок, даже если телефон работал. Знаешь, сколько раз я звонил ему, чтобы напомнить о тренировках и репетициях? Миллион чертовых раз! И все ради того, чтобы этот засранец позвонил мне через пару дней и сказал, что был занят!

- Думаешь, он и сейчас занят? – Имаёши задумался, но снова нажал клавишу вызова. – Нет, не хочет отвечать. Оставлю ему сообщение. Если не появится к концу недели, начнем искать ему замену.

- Давно пора.

- Это твоя обязанность.

- Заткнись!

- И не подумаю, Кагами.


- О, Кагами! – высокая блондинка с весьма внушительными формами тут же повисла на его шее, едва оказалась в студии. – Иди сюда, я тебя поцелую!

- Черт, Алекс! Отстань от меня! – он поморщился, стараясь отлепить девушку от себя.

- Но Тайга, ты такой хорошенький, когда сердишься! – и девушка совсем по-детски потрепала его за щеки, отчего Кагами покраснел.

- Кончай уже! – рявкнул он, наконец-то высвобождаясь из цепких объятий. – Я позвал вас сюда не для того, чтобы заниматься всякой ерундой!

- А где все? – Алекс оглядела просторное помещение и загадочно похлопала глазами. – Мне показалось, или кроме Имаёши и тебя здесь никого нет?

Кагами нахмурился. В этот раз собрать команду не удалось. Из всех, кто должен был поехать с ним на фестиваль, сразу откликнулась только Алекс. До Ханамии они так и не дозвонились, а Мияджи неожиданно для всех загремел в больницу. Оставался еще Морияма, но тот даже не торопился. Положение складывалось не самое лучшее. Кагами смотрел на болтавшую по телефону Алекс и думал о том, что фестиваля им в этот раз не видать как своих ушей. Можно было бы рискнуть и отправиться на фест втроем, но вряд ли бы их пустили в таком составе. Сколько раз он смотрел на такие выступления со стороны, в качестве зрителя, удивляясь и подмечая интересные движения или же какие-то другие нюансы, а теперь мимо него со свистом проносилось его собственное выступление на подобном фестивале.

Кагами вздохнул и уселся на небольшой диван, что стоял напротив окна. Уходить из студии не хотелось. Душа жаждала приключений, чего-то нового и захватывающего.

- А что если попробовать выступить втроем? А, Кагами? Как ты на это смотришь? – Алекс плюхнулась на диван рядом с ним. – Попытка не пытка. Мияджи все равно за месяц не придет в форму, да и неизвестно, сможет ли вообще потом танцевать. Все-таки перелом ноги это не шутки. А с Мориямой мы однажды сможем здорово пролететь, если он вот так каждый раз будет опаздывать и изображать из себя принца.

- К черту этого Морияму, - пробухтел Тайга, почесывая затылок. – Все равно нам не хватает еще двух человек. Вряд ли Ханамия появится на этой неделе, а у нас не так много времени, чтобы успеть подготовиться. К тому же через две недели заканчивается подача заявок на участие, а это значит, что Мияджи уже выпадает из состава. Морияма модничает, воображая перед девчонками, а Ханамия…

Кагами задумался. А что он знал о Ханамии? Они были знакомы полтора года. Ханамия пришел позже всех в группу, однако сразу влился в постоянные выступления. Но Тайга до сих пор ничего не знал о жизни этого парня. Ханамия был мрачным и скрытным и очень часто пропадал неизвестно где, и невозможно было до него дозвониться, чтобы узнать, не случилось ли чего. Кагами никак не мог признаться себе в том, что Ханамия ему не нравился, списывая все на то, что парень предпочитал не тратить время на разговоры, а сразу начинать работать. С первых же дней Макото показал себя на уличных выступлениях, удивив не только собравшихся поглазеть на них людей, но и самого Имаёши. Именно поэтому Ханамия был ценным участником команды, потерять которого не хотелось бы никому.

- Слушай, Кагами, а может быть, я наведаюсь к Ханамии? – голос Алекс вывел его из раздумий. – Может с ним и правда что случилось, а мы не знаем.

Тайга нахмурился – девушка нарочно подчеркнула слово «мы», зная о ситуации в группе. Сложив руки на груди, он исподлобья смотрел на Имаёши, который ходил из стороны в сторону, разговаривая по телефону с Мияджи.

- Я должен дать тебе официальное разрешение? – стараясь не показывать своего недовольства, Кагами думал о том, что придется потрудиться, чтобы набросать примерное выступление на троих.

- Ну, ты же у нас лидер. Ты должен…

Он не дал ей договорить.

- Никому я ничего не должен, мать вашу! Вы все уже самостоятельные и взрослые люди, чтобы решать, что делать! Почему каждый раз, когда что-то случается, я должен думать о том, как вам поступить? Хочешь сходить к Ханамии в гости? Валяй! Есть только одна небольшая проблемка – я не знаю, где он живет. Да! Я этого не знаю и, если честно, не горю желанием знать! Я не обязан ни за кем бегать! И пусть я буду дерьмовым лидером, но вытирать сопли любому из вас не собираюсь. Не хотите собираться – поеду на одиночное выступление!

Немного опешив, Алекс сначала растеряно хлопала глазами, а затем быстро пересела к нему на диван.

- Ну же, Кагами, успокойся. Незачем так заводиться, - она обняла его и тут же чмокнула в щеку. – Я узнаю, где живет Ханамия и схожу к нему.

- Мияджи передавал вам привет.

Имаёши уселся на диван рядом с Алекс, откидываясь на невысокую мягкую спинку.

- Как он? – мрачно отозвался Кагами, незаметно отодвигаясь от девушки. Ее навязчивость и настойчивость напрягали.

- Сказал, что ходить сможет, но когда, неизвестно.

- Это плохо. Мияджи отличный парень, команда без него будет хромать.

- Тогда в наших силах сделать все, чтобы даже втроем мы смогли выступить не хуже других! – Алекс схватила его за руку, притягивая к себе.

- Эй, чего опять?!

- Ну, я же люблю детей! – невинно хлопая глазами, девушка едва ли не смеялась, глядя на него.

- Я что, по-твоему, похож на ребенка?!

- Ага, особенно когда злишься.

Ему ничего не оставалось сделать, как смириться.


Они разошлись поздно вечером. Шагая по ночным улицам, освещенным желтыми фонарями, Кагами смотрел под ноги и думал о том, что все складывалось не так уж и плохо. Они немного потанцевали, вспомнили несколько коронных движений и композиций. Алекс даже слова не сказала ему о том, что он действительно двигался, как пингвин. Имаёши хоть и посмеивался время от времени, но тоже молчал. Потом они долго разговаривали о самом фестивале, о его участниках и программе, которая была заявлена. А через пару дней условились снова выйти на улицу, чтобы показать себя.

Он уже почти дошел до дома, когда из кармана донеслась ритмичная танцевальная мелодия.

- Я слушаю, - зевая на ходу, пробубнил Тайга.

- Кагами, - ядовито зашипел голос в трубке. – Нам надо встретиться. Срочно.

- Ты на часы смотрел? И, кстати, почему не отвечаешь на звонки?

На том конце повисло загадочное молчание. Кагами остановился, оглядываясь вокруг. Тишина и темнота немного нервировали.

- Эй, ты уснул там что ли?

- Кагами, ты можешь сейчас подойти на баскетбольную площадку?

- С ума сошел? На время-то смотрел или как?

- Мне надо с тобой срочно поговорить.

- Черт тебя подери! Минут через двадцать буду на месте!

И он отключился, разворачиваясь обратно и углубляясь в узкие улочки.

@темы: Kuroko No Basuke, Мой любимый художник - 2

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Внутри и снаружи...

главная