22:51 

Мой любимый художник - 2 (Глава 8)

Можно ли простить врага? - Бог простит! Наша задача организовать их встречу.
Глава 8


- Кагами, я больше не могу! – и Алекс растянулась на полу, раскинув руки и ноги. – Мы здесь торчим уже восьмой час. Пожалей нас хоть немного! – жалобно протянула она, растирая онемевшие мышцы ног. – Я же до дома не дойду.

- Ничего, Имаёши подбросит, - не оборачиваясь, бросил он, продолжая повторять движения. Мышцы болели нещадно, но эта была приятная боль.

Давно уже Кагами не танцевал так долго и так вдохновенно. Первый час он еще бросал мимолетные взгляды в огромное панорамное зеркало, чтобы убедиться, что он еще не совсем потерял форму, а потом незаметно увлекся, на ходу придумывая новые движения, отрабатывая их сразу же, чтобы тело привыкло к ним и не смогло позабыть спустя время.

- Он совсем двинулся, - хмыкнул Ханамия, устраиваясь рядом с Алекс на прохладном полу.

В студии было душно даже несмотря на открытые окна. Пот тек по вискам, футболка уже насквозь промокла, но Кагами совершенно не хотел останавливаться. Еще ни разу с тех пор, как они создали свою группу, как начали выступать на разных фестивалях, у него не было такого прилива вдохновения.

- Ты посмотри на него! Если его не остановить, он будет танцевать до самого утра! – Алекс потянулась и тут же скривилась от боли в спине. – Кто завтра будет меня на себе таскать, а, Кагами? Мне ведь еще в университет надо будет пойти на занятия!

- Ты могла бы все это время приходить сюда и танцевать, - пытаясь не задохнуться, буркнул Тайга, делая очередной выпад на колено, вспоминая поппинг*. По правде говоря, у него самого уже начали побаливать ноги и спина, но адреналин, который сейчас гулял у него в крови, заставлял повторять движения снова и снова.

- Чего это он так завелся? – Имаёши не выдержал, и уселся рядом с отдыхающей компанией. – Давно не видел его таким. Его, случайно, по голове никто не бил?

Ханамия хмыкнул. Алекс встрепенулась и поднялась, чтобы усесться поудобнее.

- Смотреть на него – одно удовольствие! Вот так бы всегда было.

- Это точно. Могу предположить только одно – та встреча с мальчишкой в парке не прошла для него даром, - девушка загадочно повела бровями, а затем расхохоталась.

И в этом была истинная правда, но пока Кагами не желал озвучивать что-либо, что было связано с Куроко.

Это был странный вечер – они сидели в огромной гостиной, попивая обалденный чай, приготовленной Айдой, и мило беседуя на отстраненные темы. Ему было жутко неловко перед незнакомой женщиной, и чуть менее незнакомым мальчишкой, с которым они случайно оказались вместе в парке. Уже потом, возвращаясь домой, Кагами пытался вспомнить, где мог видеть раньше этого паренька, но ничего подходящего не приходило на ум.

Непрерывный поток различных вопросов от хозяйки дома время от времени загонял его в тупик, заставляя выкручиваться и увиливать от честных ответов с достоинством мастера, но внимательный взгляд Куроко наводил на мысли о том, что кого-кого, а этого парня провести ему не удастся. Так оно и вышло, когда Рико наконец-то оставила их в покое, удалившись в свою комнату.

- Чем ты на самом деле занимаешься, Кагами-кун? – разглядывая чашку с чаем, осторожно произнес Куроко.

- Эээ…ну, я же, вроде, уже говорил. Так, учусь, иногда… - повторять маневры, совершенные чуть ранее, не было никакого желания.

- Это я уже слышал, - Тэцу не дал ему договорить. – Но ведь ты не сказал ничего конкретного.

Повисла неловкая пауза. Он сидел как на углях, то и дело поглядывая на часы, но взять и уйти просто так, без объяснений, было еще более неловко, чем отвечать на прямые вопросы.

- Эээ…послушай, как там тебя…Куроко. Да, Куроко, я вообще не собирался сюда заходить и уж тем более рассказывать про свою жизнь незнакомым мне людям. Да я даже знакомым никогда не рассказываю о себе, если не возникнет такая необходимость. А ты с чего-то взял, что я сейчас все брошу и рассыплюсь в откровениях на тему самого себя! – он вдруг почувствовал, что начал заводиться. Равнодушный, ничего не выражающий взгляд голубых глаз нереально раздражал.

- Прости, я вовсе не хотел тебя обидеть или задеть, - сделав глоток, Куроко спокойно посмотрел на него и тут же снова опустил глаза.

Ему вдруг стало не по себе.

- Слушай, а чего с тобой случилось в парке? Алекс что-то трещала насчет астмы, но я так ни черта и не понял, - и Кагами привычным жестом почесал затылок, надеясь хоть немного разрядить ситуацию.

А еще его невыносимо раздражало то, что по выражению лица мальчишки невозможно было ничего определить. С его друзьями все было гораздо проще – никто из них никогда не скрывал своего настоящего настроения. Вот и сейчас Куроко просто пожал плечами, аккуратно взял чашку и принялся, как ни в чем не бывало, пить чай. Как это следовало понимать – Кагами не понимал. Более того, ему действительно хотелось узнать, что же все-таки случилось, и совсем не из праздного любопытства, а потому, что он сам стал участником этого происшествия.

-Ты болеешь? – снова задал он вопрос, начиная злиться.

- Не совсем, - мягко ответил Куроко.

Снова повисла пауза, отчего Тайга совсем расстроился и разозлился одновременно. Он пожертвовал временем, которое мог потратить с пользой в студии на то, чтобы сейчас сидеть и многозначительно молчать и разглядывать окружающую обстановку, которая его совершенно не интересовала. А еще меньше ему хотелось рассказывать о себе. Да и вообще разговаривать не было никакого желания. В голове настойчиво крутились мысли о предстоящем фесте, открытие которого с каждым днем становилось все ближе и ближе, а выступления, как такового, у них и в помине не было.

- Это как? – сделав усилие над собой, Кагами задал встречный вопрос, стараясь сохранять спокойствие.

- Иногда может случиться приступ, подобный тому, что был в парке. К счастью, сейчас это происходит крайне редко. Приступы уже почти не беспокоят меня.

- Но в парке все же случился, - Кагами пытался сообразить, как вывести разговор к тому, чтобы откланяться и свалить наконец-то в студию. Он подозревал, что никто не станет его ждать до позднего вечера.

- Немного переволновался. Прости, пожалуйста, что все так вышло, - и Куроко наконец-то посмотрел на него.

- Да ладно…чего уж там… - буркнул Кагами, неожиданно смутившись под пристальным взглядом голубых глаз. – Мы, вроде как, нормальные люди… Ты, это, будь осторожнее в следующий раз. И, это…мне надо идти…уже.

Еле заметно улыбнувшись, Куроко кивнул, поднимаясь.

- Пойдем, я тебя провожу.

Облегченно выдохнув, Кагами поднялся следом.

Уже стоя в коридоре, он заметил тот самый рюкзак, который мальчишка забыл в парке, и благодаря которому они смогли познакомиться. Из рюкзака выглядывала папка для рисования. Хмыкнув про себя, он поспешил натянуть кроссовки и куртку.

- Ладно, пошел я. Еще увидимся, - и он протянул руку Куроко.

- Возможно, - ничуть не смутившись, мальчишка пожал его руку и тут же подхватил рюкзак, прижимая его к себе. – Ты же часто бываешь на баскетбольной площадке.

- Ага, случается иногда.

Он едва не спросил Куроко о том, откуда мальчишка мог знать о баскетболе, однако вовремя спохватился. Разговор мог затянуться на неопределенное время, которого у него уже не было. Он должен был спешить в студию. Немного потоптавшись на месте, Кагами почесал затылок и, натянув кепку, махнул рукой.

- Все, мне пора. Пока. Будь осторожен.

- Спасибо тебе за помощь.

- Фигня, чего уж там.

Когда за ним закрылась дверь, Тайга облегченно выдохнул. Вот так приключение словил он на свою голову.


А сейчас он в сотый раз повторял движение за движением, поворот, выпад, резки толчки от пола, стойку на руках, приводя свое тело в движение даже в немыслимом положении. Он не сказал Куроко, да и сам поначалу забыл о том, что подобрал в парке его рюкзак, рядом с которым лежал незаконченный скетч – его группа в танце, нарисованная простым карандашом, выглядела просто потрясающе, как живая. Казалось, еще чуть-чуть, и с листа сорвутся образы, чтобы продолжить застывший на бумаге танец. Но не только это поразило его до глубины души. На первом плане он, конечно же, разглядел того, кого знал с самого рождения, с кем часто спорил и упрямо доказывал, что всегда стоит идти до последнего, что никогда не надо сдаваться.

Он узнал себя.

Виноват ли был рисунок или же встреча с Куроко, а может быть и то другое, но сейчас в студии из него потоками била энергия, заставляя снова и снова разрывать душный воздух студии новыми движениями.

- Эй, Шо, он так себя до смерти доведет! – Алекс зацепила волосы на затылке в хвост и, нахмурив брови, посмотрела на Имаёши, который в свою очередь во все глаза смотрела на Кагами. – Я совершенно ничего не понимаю.

Музыка заполняла его, как вода заполняет сосуд, заставляя двигаться, думать и ловить сумасшедшее вдохновение от того, что он делал. За те несколько часов, что он танцевал без перерывов на отдых, ему в голову пришла идея для феста, и сейчас он упорно прокручивал ее в голове, ловя на лету новые и новые сюжеты. Он не ошибся, когда решил сменить уже порядком надоевшие современные композиции на старое и позабытое диско прошлых лет, случайно откопав в чулане ящик с кассетами тех времен. Правила фестиваля не создавали ограничений для музыкального сопровождения или же танцевального стиля, поэтому он целиком и полностью отдался этой космической музыке.

Поначалу Алекс пыталась острить на эту тему, но он быстро ее осадил, показав несколько движений на поддержку и выпады, и завершив это все совершенно чумовым слоумо-движением по прямой, вплоть до зеркала. Здесь не удержался даже Ханамия, начиная громко аплодировать.

- Кагами, какого черта? Мы что, будем танцевать под это старье? – надув губы, Алекс махнула рукой в сторону колонки. – Да нас же яйцами тухлыми закидают, как только услышать наш обалденный саундтрек!

- А что, мне нравится, - Имаёши неспешно подгрёб к Кагами, подстраиваясь под ритм и начиная повторять движения уже перед зеркалом. – В этом есть что-то особенное.

- О, да! Это будет супер особенный пролет! – фыркнула девушка, однако, спустя какое-то время тоже присоединилась к танцу. – Нас вынесут оттуда с великим позором, - уже про себя бухтела она, повторяя движения Кагами.


Выступление от начала и до конца пришло к нему уже поздно ночью, когда он, обессиленный после сумасшедшей тренировки, лежал в кровати не в силах уснуть. Возбуждение заставляло сердце отчаянно колотиться, а кровь стремительно ганть по венам так и не утихомирившийся адреналин. Даже сейчас, заложив руки под голову и глядя в темный потолок, он хотел танцевать. В голове звучала музыка из его детства, музыка его родителей. И, если бы не усталость, он снова сорвался бы в студию, чтобы провести там еще бог знает сколько времени, чтобы насладиться танцами, движениями и свободой, которую они дарили.

Определенно в этом его состоянии был виноват Куроко, мальчишка с удивительными голубыми глазами, не особенно разговорчивый, но весь такой внимательный и сосредоточенный. И все же вспомнить хоть одну встречу с ним Тайга так и не смог. Какие-то обрывочные воспоминания крутились в голове, связывая рисунок, карандаши и мальчишку, но ничего определенного не выходило. Случай в парке сделал свое дело. Это был мощный толчок к новому вдохновению, к новым вершинам и достижениям. Повернувшись, он протянул руку и нащупал на тумбочке лист бумаги. Целый час, после того, как он вернулся с репетиции, Кагами рассматривал этот рисунок, чувствуя исходящую от нарисованных танцоров энергию. Они должны были стать именно такими, какими их нарисовал этот мальчишка – свободными от всего, от всех предрассудков и проблем. Они должны были отдаться музыке на все сто.

Не удержавшись, он поднялся и прошлепал на кухню, охладить свой боевой задор. Стакан холодной воды немного усмирил не на шутку расходившиеся нервы, однако не все было так гладко, как хотелось бы. У них до сих пор не было никого на замену Мияджи и просто не было дополнительных людей, чтобы собрать достоянную команду. Конечно, и в количестве четырех человек они смогли бы оформить заявку, но тогда шансов на победу оставалось совсем немного. Фестиваль был рассчитан на массовые коллективы, а значит и на серьезное вознаграждение победителям.

Но они не имели права сдаться.

У него на примете было несколько человек, которые неплохо танцевали, но никогда нигде не участвовали. Стоило попытаться и пригласить их хотя бы на пробную репетицию. Кагами уже почти набрал номер одного из них, однако вовремя вспомнил, что на часах уже было далеко за полночь и все нормальные люди в такое время уже видели десятый сон. Кагами знал, что Алекс, как и Имаёши, не одобряла привлечения в коллектив людей со стороны, но в то же самое время они ничего не могли сделать с нехваткой людей в команде. И только Ханамия молча соглашался со всем, что происходило между ними. Он никогда не встревал в разборки лидера и группы, никогда не рвался вперед, но и в хвосте не тащился. В целом, парень он был нормальный, и все же Кагами его недолюбливал. К тому же тот последний разговор поздним вечером никак не шел у него из головы. Предложение Макото было заманчивым, но рисковать Кагами пока что побаивался, поэтому отсрочил ответ на некоторое время.

Немного побродив по квартире, Кагами почувствовал, как смертельная усталость все же накрыла его с головой. Кое-как добравшись до кровати, он рухнул на нее и тут же уснул, обессиленный и вымотанный танцами и вдохновением.


- Где опять этот …?! – он едва не выругался, когда в назначенное время явились все, кроме Ханамии. – Черт, он завалит нам все выступление! – словно разъяренный тигр, Кагами метался по студии, задевая и снося все, что попадалось ему на пути.

Алекс, Имаёши и Морияма, которого Тайга никак не ожидал увидеть, сидели на небольшом диванчике перед плазмой и увлеченно смотрели на выступления запланированных участников фестиваля. Несколько дней назад диск им подкинул тот самый Ханамия, который снова куда-то пропал, не реагируя на телефон и всяческие проклятия, которые сыпались на его голову в этот момент.

- Остынь, Кагами! – перехватив его во время очередного забега, Алекс усадила Тайгу на диван. – Мне кажется, нам стоит начать в том составе, в котором мы сейчас здесь находимся. У нас еще ничего не готово, а время не стоит на месте. Начнем вчетвером, если кое-кто снова не начнет модничать, - и она покосилась на Морияму, что сидел с другого края рядом с Имаёши.

- Я не модничаю! – вдруг вспыхнул парень. – У меня вообще-то учеба, если кое-кто здесь совсем ничего не помнит!

- Эй-эй, мы же это обсуждали в самом начале! – вскинулась блондинка.- Твою учебу никто и не трогал! Но это же ты просился в команду, ты клялся и божился, что будешь приходить на репетиции, будешь выступать с нами! Что, разве не так? – обстановка в студии внезапно обострилась.

- Я и не отказываюсь от своих слов, но если будет угодно, то я напомню, что обещал помогать, но по возможности! – следом за Алекс завелся Морияма.

- Заткнулись все! – неожиданно рявкнул Кагами, остановившись перед друзьями.

Девушка вздрогнула, Морияма тут же стих. И только Имаёши сидел и тихо посмеивался про себя, глядя на все то, что творилось сейчас в студии.

- Похоже, кто-то совсем ни черта не понял, если позволяет себе устраивать разборки сейчас! Когда команда должна пахать день и ночь, чтобы оправдать приглашение, которое получила не так давно! Я уже говорил, никто никого здесь силой не держит! Если нет времени, сил или чего-то еще, можете быть свободны, потому что заботиться о каждом из вас я не собираюсь! Не хотите работать – на выход!

В зале повисла тишина, нарушаемая лишь звуками, доносящимися с улицы. За окном ярко светило солнце. Еще некоторое время Тайга ходил из угла в угол, мрачно наблюдая за друзьями, которые смотрели друг на друга, насупившись, но ни в какую не желали мириться.

- Значит так, друзья мои, возиться с вами мне некогда. Решайте, или мы собираемся на фест или вы собираетесь домой. Совсем!

- Но Кагами, нам же не хватает людей! – в недоумении развела руками Алекс. – Как мы заявим о себе, когда нас всего четверо? Ведь так? – с нажимом произнеся последнюю фразу, девушка посмотрел на Морияму. Тот в свою очередь кивнул, но промолчал.

- Есть у меня один человечек, - задумчиво произнес Тайга, - я попробую обратиться к нему, но этого мало. Нам надо как минимум еще двоих.

- Я что-нибудь придумаю, - наконец-то подал голос Имаёши. – Дело за тобой. Что с выступлением?

Ухмыльнувшись, Кагами стянул толстовку и подошел к бумбоксу. Четыре дня он не вылезал из студии, доводя до совершенства движения, отрабатывая позиции, продумывая все до мелочей. Он разработал каждый шаг, каждый поворот и растяжку, но не только для себя. Для каждого у него было готово кое-что интересное.

Покопавшись в сумке, он вытащил одну из старых кассет.

- Нет, Кагами! Только не говори, что мы будем выступать под эту рухлядь! – замахала руками блондинка. – Нет, нет и нет! Только не это!

- Да, Алекс, именно это.

- Кагами, ты хоть понимаешь, что основой всегда был олд скул? Старый добрый брейк! С этим старьем мы будем выглядеть как… - и она непонимающе потрясла руками.

- В том-то все и дело, Алекс, - стараясь не психовать раньше времени, начал спокойно Кагами, - что с этим, как ты выражаешься, старьем, мы будем заметны. И кто сказал, что олд скул это только хип-хоп? Вот он – наш олд скул! Мы вытащим его и заставим поработать на нас.

- Боже, это будет мировой позор!

- Отставить разговорчики! Думаю, стоит начать прямо сейчас, чтобы потом не было мучительно больно за то, что мы могли бы сделать, но не сделали.


Они танцевали до позднего вечера, пока окончательно не выбились из сил, и Алекс, не удержавшись на поддержке Мориямы, упала и едва не повредила ногу. Еще какое-то время они сидели на полу, отдыхая и обсуждая предстоящее выступление. Никто не остался недовольным. Кагами буквально распирало от гордости. Оставалось только записать видео и отправить его в организационный комитет для подтверждения участия.

Они уже почти собрались, когда у самого выхода столкнулись с необычным парнем. Некоторое время Алекс внимательно разглядывала пришельца с разноцветными глазами.

- Ты кого-то ищешь? – Алекс неспешно подошла к незнакомцу, улыбаясь во все тридцать два и активно хлопая ресницами. – Мы можем чем-то помочь?

- Да, - жестко ответил парень. Оглянувшись, он немного помолчал, затем добавил: - Мне нужен Кагами Тайга.

- Я здесь, - едва не свалившись, опаздывающий Тайга ввалился в коридор и тут же заулыбался.

- Акаши! Ты все-таки пришел! – они обменялись рукопожатием.

- Не мог прийти раньше. Работа. А вы что, уже уходите? – и парень смерил команду оценивающим взглядом.

- Эй, Кагами, а ты разве не хочешь нас познакомить? – тут же влезла в разговор Алекс, пристраиваясь к Тайге.

- Черт, совсем забыл! – И Кагами развернулся к друзьям.- Познакомьтесь, это Акаши Сейдзюро, он заменит Ханамию.

- Да ну?! – ахнул Морияма. – Так это и есть тот человек, о котором ты говорил?

- Ага, - Кагами почесал затылок, смущенно улыбаясь. – Только не думал, что мы встретимся вот так быстро, - на самом деле у него было еще много планов на этого человека, но раскрывать сразу все карты было слишком скучно.

Уже вывалившись всей толпой на улицу, они перезнакомились и, пожелав друг другу доброй ночи, разошлись в разные стороны.

- Давай подброшу? – Кагами стоял возле мотоцикла.

- Нет, спасибо. Я дойду. – Акаши еще немного помолчал, оглядываясь, а затем холодно произнес: - Кагами, ты уверен, что вы сможете победить?

- Ну, я думаю попробовать, - пожал плечами Тайга. – В конце концов, попытка не пытка.

- Если ты так думаешь, то лучше не берись сразу, - отрезал парень. – Или все, или ничего. Когда приходить на репетицию?

- Завтра в десять, - опешив от столь резкого ответа и быстрого вопроса, Кагами не нашелся, что сказать в свое оправдание.

- Тогда до встречи.

Кагами пребывал в некотором недоумении, глядя на то, как парень скрылся в темноте, затем нацепил шлем, завел двигатель и рванул домой. Ощущение, что все складывается как надо, не заставило себя долго ждать.

@темы: Kuroko No Basuke, Мой любимый художник - 2

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Внутри и снаружи...

главная